Рейтинг публикаций
Лучшие комментарии дня
Календарь новостей
«    Ноябрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 
Лучшие комментарии недели
Лучшие комментарии месяца
Обсуждаемое за неделю
Обсуждаемое за месяц
Последние публикации
Путинизм. 20 лет. Итоги ...

Президент России Владимир Путин сообщил матери, сын которой погиб в СВО на ...
  27.11.2022   35115    1

«Уфимский Журнал» ...

Военная цензура в России быстро перешла в новую фазу. От угрозы блокировки и ...
  20.10.2022   42465    401

Желаем отправиться к ...

Лидера ЛДПР Владимира Жириновского госпитализировали в Центральную клиническую ...
  10.02.2022   28165    53

Из этой страны лучше ...

Сотрудник представительства Башкирии попросил убежища в Великобритании после ...
  9.02.2022   35113    29

Как власти Башкирии ...

В Башкортостане активисты профсоюза "Действие" обратились в прокуратуру после ...
  8.02.2022   39665    18

А не подавятся ли ...

Башкирский национальный политический центр разработал "проект государственного ...
  7.02.2022   25448    50

История Лилии Чанышевой ...

Экс-координатор Штаба Навального в Уфе (Штабы Навального признаны российскими ...
  4.02.2022   17519    108

Фашист из ФСИН Башкирии ...

В Башкортостане бывший сотрудник ФСИН на камеру угрожал коллегам секс-насилием. ...
  3.02.2022   24214    42

Власти Башкирии ...

Власти Башкирии торжественно открыли выставку отсидевшей за коррупцию в ...
  2.02.2022   21829    67

Рабские россияне ...

Аббас Галлямов: Шутки о восстановлении крепостного права в этом смысле ...
  1.02.2022   25767    51

Читаемое за месяц
Архив публикаций
Ноябрь 2022 (1)
Октябрь 2022 (1)
Февраль 2022 (8)
Январь 2022 (19)
Декабрь 2021 (24)
Ноябрь 2021 (30)

Приговор по первому большому «Болотному делу» вынесен

1



Ну вот приговор по первому большому «Болотному делу» вынесен: Андрею Барабанову – 3 года 7 месяцев, Ярославу Белоусову – 2 года и 6 месяцев, Степану Зимину – 3 года и 6 месяцев, Сергею Кривову – 4 года, Денису Луцкевичу – 3 гола и 6 месяцев, Алексею Полиховичу – 3 года и 6 месяцев, Артёму Савёлову – 2 года и 7 месяцев, всем в колонии общего режима, и Александре Духаниной (Наумовой) – 3 года и 3 месяца условного срока.

Приговор по первому большому «Болотному делу» вынесен


И тут же пошли разговоры о том, победа это или поражение, много это или мало…

Вот. Первые эмоции схлынули, и я как участник всего этого действа готов высказать свою точку зрения на все произошедшее.

Да, приговор по срокам сравнительно умеренный. Правда, это с чем сравнивать. Если с запросами обвинения – то да. Если с тем, что сплошь да рядом дают за реальные убийства – то невероятно суровый.

Но самое главное, что этот приговор – чудовищный. И не только потому что реальные и немаленькие сроки получили абсолютно – подчеркиваю: АБСОЛЮТНО! – невиновные люди. Этот приговор чудовищен еще и по своим последствиям.

Он у меня перед глазами, приговор, полученный мною как защитником в тот же день, 24 февраля. Он был дословно оглашен в зале суда, и, тем не менее, все прошедшие дни я внимательно вчитывался в его строки. А их немало – 68 страниц печатного текста.

И в этих страницах есть все, что всем нам столь необходимо знать о нынешней власти и о чем мы боимся, не хотим, не решаемся задуматься.

Так что текст об этом приговоре будет длинным – уж не обессудьте.

Приговор, лежащий передо мной на столе, – это свидетельство полного издевательства даже не над истиной – куда уж до нее! – над простой человеческой логикой.
Вот, к примеру: вина подсудимого Артёма Савелова «подтверждается следующими доказательствами…

– показаниями потерпевшего Гоголева А.И.,.. что он работал полицейским 2 Оперативного полка ГУ МВД России по г.Москве… осуществил задержание четырех лиц, среди которых был Савелов А.В…

– протоколом осмотра предметов (документов)… в ходе которого были осмотрены диски DVD, представленные адвокатом Муртазиным Ф.Т., … на которых зафиксированы действия Савелова А.В… и его задержание сотрудниками полиции»

И это при том, что на видео с упомянутых DVD-дисков Артёма задерживают сотрудники ОМОНа в камуфляжной форме, а вовсе не сотрудники 2 ОПП, бывшие на Болотной в серой однотонной форме ППС, что они сами и подтвердили.

Или еще: вина Степана Зимина «подтверждается следующими доказательствами…

– показаниями потерпевшего Куватова Д.А.,… что он работает в ОМОН ЦСН ГУ МВД России по г.Москве… один из брошенных Зиминым С.Ю. кусков асфальта попал Куватову Д.А. в кисть правой руки,.. отчего ему был причинен закрытый перелом фаланги указательного пальца…

– заключением судебно-медицинской экспертизы с выводами о том, что при обращении Куватова Д.А. за медицинской помощью … у него выявлено повреждение в виде изолированного закрытого оскольчатого перелома средней фаланги 2-го пальца правой руки…»

И это при том, что в оглашенном в суде заключении судебно-медицинской экспертизы, на которую ссылается приговор, прямо подчеркнуто, что возможность того, что перелом был следствием попадания камня, абсолютно исключена, поскольку перелом являлся результатом скручивающих воздействий.

Или еще: вина Андрея Барабанова «подтверждается следующими доказательствами…

– показаниями свидетеля Киселева Вячеслава Александровича… что он является командиром отделения ОМОН на ВВТ … Киселев заметил, как двое молодых людей … свалили двух сотрудников полиции (Маркова С.А. и Круглова А.И.) били их ногами… Среди подсудимых Киселев А.И. узнал одного их тех молодых людей, указав на Барабанова А.Н., который наносил удары ногами сотруднику полиции» – это конец фразы и вообще доказательства.

И это при том, что Киселев В.А. на самом деле в суде указал, что Андрей бил бойца Маркова (к которому Андрей, как отлично видно на видео, имеющемся в деле и отсмотренном в суде, даже не приближался), а не Круглова. И при том, что, согласно приговору, Андрею вменяются удары в отношении Круглова, а не Маркова!

И так далее до бесконечности.

Я очень рад, что в отношении Ярослава Белоусова и Артёма Савёлова суд, «руководствуясь принципом гуманизма» (цитата из приговора), счел возможным «назначить … наказание ниже низшего предела, установленного санкцией ч.2 ст.212 УК РФ». Очень рад за ребят, но есть одно «но»: я не понимаю – и, убежден, никто не сможет понять – как «данные о личности каждого из них, их положительные характеристики и состояние здоровья» могут быть обстоятельствами «существенно уменьшающими степень общественной опасности совершенного ими преступления»?! Можете мне не верить, но это прямая цитата из приговора! Гуманизм, как нам объясняет приговор, не в том, что хорошим и страдающим заболеваниями людям можно назначить меньшее наказание (с этим-то я готов согласиться), а в том, что вследствие их хорошести и болезности «общественная опасность» УЖЕ совершенного – в нашем-то случае не было никакого совершенного преступления вовсе, но я сейчас не об этом! – преступления оказывается меньшей, чем совершенного человеком похужее и поздоровее!

То есть, по вашей логике, убийство, совершенное калекой, менее убийственно, я правильно понял вас, судья Никишина? Или обществу от того, что убийца – калека, легче? А может, мы все-таки у убитого поинтересуемся?

И какое отношение такая трактовка вообще имеет к закону?
Особо впечатляет проявившееся в приговоре отношение суда к результатам собственного же судебного следствия. А именно так «шершавым языком плаката» называется представление доказательств и свидетелей в суде, включая их допросы. Тем более что этот этап занял целых полгода непрерывных заседаний. Вот, к примеру, что произошло с показаниями ключевого свидетеля – заместителя начальника Оперативного штаба ГУ МВД по г. Москве 06.05 2012 г. полковника Дейниченко Д.Ю. То есть, собственно, что с ними НЕ произошло. В приговоре воспроизведена, на первый взгляд, точная цитата из показаний этого свидетеля, которой, напомню, «подтверждается» вина осужденных: «Организаторы призвали дальше никого не двигаться и организовать сидячую забастовку с требованием пропустить колонну по ул. Серафимовича, Большому Каменному мосту в сторону Боровицкой пл. Указанные требования противоречили согласованному маршруту». Это не дословное, но точное изложение показаний г-на Дейниченко.

Однако эти показания были даны еще в самом начале его допроса, занявшего ни много, ни мало, а целых четыре дня. И вот в течение этих четырех дней защите удалось добиться от г-на Дейниченко признания, что оперативный план, разработанный в ГУ МВД по г. Москве 05.05.2012 г., принципиально отличался от согласования мэрии г. Москвы, выданного организаторам мероприятия 04.05.2012 г. Что самовольно (таких прав у ГУ МВД нет) внесенные в согласование изменения, касающиеся недопуска граждан на Болотную площадь, прямо указанную в письме мэрии как место митинга, ни до организаторов шествия, ни до его участников не доводились. Что официальный сайт ГУ МВД, опубликовавший 5 мая схему проведения мероприятия, соответствовавшую согласованию мэрии, фактически дезинформировал граждан. Что даже незаконный оперативный план был еще раз нарушен уже на месте 6 мая, притом в сторону усугубления нарушений. Наконец, то, что сам г-н Дейниченко, загнанный в угол градом вопросов защиты, был вынужден принципиально скорректировать приведенное выше заявление, признав, что призывы двигаться были только «в сторону Б.Каменного моста на ул. Серафимовича» (цитирую по официальному протоколу судебного заседания от 10 июля 2013 г., который тоже лежит передо мной), т.е. на территорию, для митинга и отведенную согласованием московской мэрии!

Но ничего из этих, мягко говоря, уточняющих моментов, в корне меняющих ситуацию и установленных судебным следствием – а для чего еще оно вообще проводится? – в приговор не попало!

И вот здесь мы подходим к самому важному. К общей позиции, занятой судом в отношении доказательства вины подсудимых – теперь уже осужденных.

Это самая сложная для изложения материя, и я заранее прошу извинения у читателей за ее объемность. Речь в судебном заседании шла о персональной вине каждого из обвиняемых в предъявленных им – и только им! – обвинениях. А таковых было у каждого из них два: «участие в массовых беспорядках» (ч.2 ст.212 УК РФ) и «насилие в отношении представителей власти… неопасное для жизни и здоровья» (ч.1. ст. 318). Если со вторым обвинением всё более или менее понятно (в том смысле, что суд устанавливал – или должен был установить – применял ли подсудимый N насилие к кому бы то ни было из «представителей власти»), то с первым обвинением была проблема, связанная с многоуровневой неопределенностью фабулы статьи 212. Что такое «массовые беспорядки» не в бытовом, а в юридическом, единственно приемлемом для суда, смысле? Что такое «участие в массовых беспорядках»? В чем оно выражается?

И здесь, чтобы разговор был предметным, я вынужден процитировать пресловутую ст.212 УК РФ: «Статья 212. Массовые беспорядки.

1. Организация массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти, – наказывается лишением свободы на срок от четырех до десяти лет.

2. Участие в массовых беспорядках, предусмотренных частью первой настоящей статьи, – наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет».

Часть 1 статьи характеризует понятие «массовые беспорядки» только квалифицирующими признаками: «насилие, погромы» и т.д. Из всего перечня приговор признал наличие лишь насилия и уничтожения имущества (запрошенные обвинением «поджоги» были таки отвергнуты за отсутствием как факта, так и объектов поджогов). Насилие по отношению к кому? Вопрос не праздный, так как относительно представителей власти статья упоминает вроде бы как исключительно «вооруженное сопротивление», которого не было и в помине. А ведь «насилие» кроме как к полицейским 6 мая 2012 г. ни к кому не применялось. Судя по приговору, суд решил, что насилие тоже относится к полицейским. И на основании именно этого в качестве доказательств вины фигурантов включил в приговор эпизоды, в которых они не участвовали, и «пострадавших», которые к нашим подзащитным никакого отношения не имеют: бойцов Кувшинникова, Литвинова, Тарасова, Архипова и т.д., к которым наши подзащитные даже не прикасались.

Защита, разумеется, возражала против такого подхода. Одних только ходатайств об изменении статуса этих людей с «потерпевших» по рассматриваемому делу на «свидетелей» было подано больше двух десятков. Но суть не в этом. Пусть. Пусть все они, не относящиеся напрямую к обвиняемым, будут потерпевшими и живыми доказательствами массовых беспорядков. Пусть никакими документами – а не голословными заявлениями – неподтвержденный ущерб (даже ущерб, а не требуемое статьей «уничтожение имущества»!), к которому никто из обвиняемых причастен не был (да и обвинение на этом не настаивало!), пусть все это присутствует. Но тогда и обстоятельства дела в целом должны быть учтены хотя бы во всем рассмотренном в судебном следствии объеме – зря мы что ли старались! Так вот тут-то и проявляется первая из двух самых главных черт приговора. В нем черным по белому написано: «Однако, поскольку в силу требований закона судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, то доводы защиты, касающиеся допущенных, по ее мнению, нарушений в процессе согласования публичных мероприятий, отсутствие учета большего по сравнению с заявленным количества демонстрантов и возможности их свободного размещения на месте проведения митинга, чрезмерного привлечения сотрудников полиции, недостатков в организации движения колонны, установки сцены для выступлений митингующих и по иным организационным вопросам, не могут быть предметом обсуждения, так как выходят за пределы судебного разбирательства, в ходе которого подробно и обстоятельно исследовалось участие подсудимых в массовых беспорядках, в которые переросли законно проводимые публичные мероприятия (демонстрация и митинг на Болотной площади), и что, в свою очередь, повлекло их прекращение в соответствии с действующим законодательством».

Я сейчас даже не о доказанности самого факта массовых беспорядков, не о прямых передергах в текте этого абзаца приговора (нарушения были не при согласовании, а допущены полицией после него, «недостатками» в организации движения колонны мы заявляли постановку той самой «ограждающе-направляющей цепочки» полицейских, которая создала узость и давку при входе на набережную и так далее), я не об этом: суд отказался рассматривать все вопросы и учитывать все установленные в судебном следствии факты, которые хоть чуть выходят за рамки конкретных поступков конкретных обвиняемых. Тем самым суд отказался вообще рассматривать вопрос о том, что же привело к столь лелеемым им «массовым беспорядкам», кто виноват в их возникновении. А «посторонних» для наших подзащитных неизвестно-от-кого-«потерпевших» он исключать из рассмотрения не стал.

Выражение «двойные стандарты» затерли до такой степени, что оно потеряло всякий смысл. А здесь оно едва ли не самое точное. «Своим всё – для остальных закон!» Мы все, «остальные», поражены в правах.

Как итог – свинцовые формулировки приговора: «Доводы защиты об отсутствии события преступления, а именно события массовых беспорядков, суд считает надуманными... Произошедшая дестабилизация общественного порядка ... обусловила возникновение у подсудимых умысла на участие в подобных действиях...

Осознавая своё участие в стихийно возникших беспорядках и желая участвовать в них, подсудимые активно включились в массовое движение, которое, ... будучи направленным против сложившихся в общстве отношений, определяющих обстановку порядка и спокойствия,.. повлекло ... уничтожение имущества, дезорганизацию деятельности органов власти и управления...» Ну дальше и так все понятно. Не могу только не отметить юридического «шедевра», касающегося уничтожения имущества, при том, повторю, что никаких соответствующих документов суду представлено не было: «Признак уничтожения имущества ... также нашел свое подтверждение, поскольку...выбыло из владения принадлежащее нескольким подразделениям МВД России имущество...». Рыдайте воры и грабители: вы думаете, что вы приобретаете чужое имущество посредством кражи? Так вот нет – вы его уничтожаете, ничего вам не достается! Это не я говорю по простоте – это суд приговорил.

И второе, не менее важное. Указав, что полицейские «являлись действующими сотрудниками полиции,.. находились в районе Болотной площади в форменном обмундировании», суд не стал разбирать ни отсутствие у многих из них значков и удостоверений (в чем сами полицейские признавались в суде), ни законность их участия в публичном мероприятии при невозможности удостоверения их личности и полномочий. Приговор категорически отказался и от оценки законности действий полиции, по умолчанию принимая за факт, что сопротивление «представителям власти» всегда, в любом случае есть уголовное преступление. Не сопротивление ЗАКОННЫМ действиям, не неподчинение ЗАКОННЫМ требованиям, а любым, вне зависимости от их законности. Просто потому, что любые действия полиции он de facto признал законными.

Это карт-бланш, выданный не только ОМОНу и 2-ому оперполку, а любому майору Евсюкову и «Жемчужному прапорщику». Так что когда очередной майор Евсюков начнет палить из табельного оружия в супермаркете, парке или на автобусной остановке, то прежде чем вы постараетесь его разоружить и скрутить, задумайтесь – вы немедленно подпадаете под действие ст. 318 УК РФ, согласно которой преступником окажетесь именно вы.

Ну а теперь возвращаюсь к тому, что всем нам столь важно знать о нынешней власти и о чем мы все старались не задумываться. Судебное следствие – это фиговый листок, прикрывающий отсутствие суда. Суд – фиговый листок. Прикрывающий отсутствие действующего закона. Выборы – фиговый листок, прикрывающий отсутствие демократии... Далее по списку: квази-частная (но беззащитно подконтрольная власти) или квази-государственная (но с властными частными бенефициарами) собственность, квази-партии и квази-общественные организации, будто бы свободные СМИ будто бы без цензуры, будто бы бесплатные образование и медицина (продолжайте, продолжайте – не ошибётесь!).

И всё это вместе прикрывает приличной кажимостью отсутствие свободы.

Все эти фиговы листки – это очень фигово. Потому что это полный набор «квалифицирующих признаков» фашизма. Который уже здесь. Даже если вы (мы) не хотите (не хотим) себе в этом признаваться.

Приговор Замоскворецкого суда по «Болотному делу» – это приговор фашистского государства каждому из нас, всем нам, его гражданам. Или – уже не гражданам, а подконвойным.

P.S. На протяжении всех восьми месяцев судебного разбирательства у меня не было сомнений в пристрастности судьи Никишиной. И все же я воспринимал ее пусть и противником, но противником хотя бы изощренным, жестким и профессиональным. И я ни на мгновенье не могу допустить, что она не понимала суть зачитанного ею Приговора. Тем хуже.

Автор - защитник Андрея Барабанова СЕРГЕЙ ШАРОВ-ДЕЛОНЕ.

ЕЖ
Оригинал публикации








Связанные темы и персоны