Рейтинг публикаций
Лучшие комментарии дня
Календарь новостей
«    Февраль 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728 
Лучшие комментарии недели
Лучшие комментарии месяца
Обсуждаемое за неделю
Обсуждаемое за месяц
Последние публикации
Фильм о преступлениях ...

В декабре 2003 года в Башкирии совпали выборы в Госдуму и выборы президента ...
  15.01.2023   12119    176

Утилизация холопов, ...

Путин назвал положительной динамику военной спецоперации на Украине. Президент ...
  15.01.2023   35750    5

Подох этот, подохнет и ...

Сегодня, 11 января, так и не дожив до суда, скончался Муртаза Рахимов. Ему было ...
  12.01.2023   35454    71

Карлику страшно: ...

Путин внес в Госдуму проект о выходе России из антикоррупционной конвенции. ...
  9.01.2023   31865    7

Медведев: Ублюдок, ...

Медведев напомнил о правилах военного времени в отношении предателей. ...
  9.01.2023   26586    10

Лысый карлик высрал ...

...
  31.12.2022   13792    121

А носки и броники для ...

Путин поручил в короткий срок обеспечить все передовые части вооружением и ...
  24.12.2022   29044    7

Рогозин воевал в ...

Бывший руководитель государственной корпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин был ...
  22.12.2022   16676    2

Фашист Клишас угрожает ...

Клишас допустил введение ограничений для россиян, уехавших из-за частичной ...
  5.12.2022   20563    83

Бадранов воюет с дивана, ...

Чиновник из Башкирии Азат Бадранов дал интервью телеканалу из зоны СВО, ...
  30.11.2022   11274    29

Читаемое за месяц
Архив публикаций
Январь 2023 (5)
Декабрь 2022 (4)
Ноябрь 2022 (3)
Октябрь 2022 (1)
Февраль 2022 (8)
Январь 2022 (19)

Свидетели обвинения свидетельствуют против обвинителей

0



А суд идёт, а суд идёт... Суд над «уфимскими блогерами» продолжается. Предполагалось, что прошедшая неделя, на которой планировалось провести подряд четыре заседания, хоть что-то прояснит, продвинет дело вперед, придаст, так сказать, ускорение и если не ответит, так хотя бы начнет отвечать на вопрос «Как такое могло произойти?»

Свидетели обвинения свидетельствуют против обвинителей


Четыре заседания подряд – это вам не шутки, это адвокатам, общественным защитникам и подсудимым нужно все планы перестраивать – а подсудимых у нас, как вы помните, пятеро. Пятерым подсудимым – до выноса судебного решения они по закону невиновны – подстраивать свою жизнь под процесс нужно, а стороне обвинения – не нужно. Пострадавший потребовал, чтобы ему разрешили ходить на судебные заседания когда тому вздумается, прокуроры с превеликой охотой это требования поддержали, а судья Яруллин, несмотря на протесты адвокатов и подсудимых, – с радостью удовлетворил: «Хочешь - ходи, хочешь - не ходи!».

Такой вот процесс удивительный. Конечно, прокурорам лучше, чтобы потерпевший на заседания не ходил. Потерпевший говорит слишком много вещей, обличающих этот процесс, показывающих его сущность – выполнение политического заказа, судилище над свободой слова, свободой мысли, свободой творчества. Заодно и незавидная роль Исполкома Всемирного Курултая башкир (ВКБ) в этом деле из показаний потерпевшего выясняется. Потерпевший, как мы узнали, недавно стал платным работником курултая, советником по взаимодействию с институтами гражданского общества. Курултай - против свободы слова. С трибун курултая неоднократно звучали призывы расправиться с неугодным сайтом – и вот курултай, общественная организация, фактически участвует в расправе. Потерпевший, предъявляющий подсудимым в качестве претензии слова из анонимного коментария «виликий придворный аульный ущеный» и название сорта винограда, признался в ходе допроса, что некоторые слова он и сам охотно использует, например, слово «аульный». Ему, пострадавшему, это слово использовать можно, остальным – нельзя.

Тут еще нужно отменить – сам-то потерпевший считает для себя возможным в комментариях употреблять куда как более оскорбительные слова и выражения в адрес своих оппонентов, и считает это вполне нормальным. Слова «бездарный», «подлец» в адрес оппонентов он может употреблять, а слова «виликий», «аульный» для него крайне обидны. К дойным стандартам курултаевцев нам, конечно, не привыкать, но здесь беспародонность и двуличность слишком заметна. И 8 июня потерпевший соизволил разъяснить причину своей великой курултаевской обидчивости: «Дело не в личном, а в общественном».

То есть ВКБ и потерпевший как его представитель считают возможным использовать личные обиды для сведения «общественных» счетов в уголовном процессе.

Здесь можно было бы посоветовать и курултаю, и потерпевшему взять пример с президентов. Президент России Медведев, например, считает, что проблемами «оскорблений» должен заниматься мировой суд, рассматривая факты оскорбления как административные правонарушения. Президент Башкирии Хамитов считает недопустимым обижаться на Интернет-болтовню. Вот что писал «Труд-7», цитируя пресс-секретаря президента Артема Валиева:

- Ключевая идея демократии выражена словами Вольтера, обращенными к собеседнику: «Я не согласен с вашим мнением, но я готов умереть за ваше право его высказывать». Президент неоднократно говорил, что не намерен отходить от этого принципа ни на шаг. Если кто-то хочет высказать что-то против – президент за ним такое право, безусловно, признает.

Но президенты курултаевцам, разумеется, не указ. Довольно здравое мнение высказал один из наблюдателей, присутствующих на процессе (не я, не подсудимый и не адвокат, замечу сразу):

- У потерпевшего и у курултая был прекрасный шанс выйти из этого позорного дела. Потерпевший мог заявить, что в связи с поступлением на работу в курултай в должности своеобразного «гармонизатора» общественных отношений он более не считает нужным мешать общественное с личным и личное с общественным, и снимает свои претензии, дабы не вмешивать в это дело общественную организацию, которую он представляет. Жаль, что он этим шансом не воспользовался. У ВКБ была возможность показать свою готовность к диалогу.

Зато своим шансом сказать правду воспользовались свидетели, явившиеся на заседание 8 июня. Свидетели обвинения с совершенно разными взглядами.

Планировалось, что будет вызвано в суд около сотни свидетелей. Судья грозился доставлять их с судебными приставами, но явка свидетелей оставляет желать лучшего. Те же, что говорят, свидетельствуют отнюдь не в пользу стороны обвинения. Вот показания свидетельницы Валеевой.

- Я из Хайбуллинского раона, и мне обидно было читать комментарии на сайте. Из-за своей обиды я сама написала комментарий «...Если вам не нравятся башкиры убирайтесь подальше, куда-нибудь в Иваново, да и есть какой-нибудь чистый русский, в вас уже давно течет монгольско - татарская кровь». Мой комментарий не модерировался, я об этом ничего не знаю.

То есть допрашиваемая сама призналась в написании комментария экстремистского, антконституционного характера, разжигающего межнациональную рознь, оскорбительные для русских. Призывы в адрес русских «убираться», как и нацистское высчитывание чистоты крови нынешним руководством Башкирии не приветствуются.

«Уфимский край» не считает, что свидетельница непременно должна оказаться на скамье подсудимых. Не нужно ее судить. Как и её оппонентов. Дама немолодая, ей хорошо за 50, высшим образованием не отягощена, она искренне считает себя обиженной и поэтому наивно думает, что на почве своей обиженности может писать что угодно, в том числе и «убираться». Продукт своего времени, жертва рахимо-сарбаевской пропаганды. Объяснить ей, что нехорошо и антиконституционно писать «убирайтесь» - невозможно. О том, что её комментарий может показаться обидным, она понимает, она, собственно, этого и добивалась, оппонентов поддеть, вывести из себя. В ней есть что-то схожее с потерпевшим – тот тоже искренне считает, что его оскорблять нельзя, а других – можно. Двадцать лет потерпевшему, свидетельнице и многим другим внушали чувство этноисключительности – и вот плоды таких внушений.

Что такое – начать с чистого листа, эти люди не понимают. Обстановка в те рахимовские времена управляемого этнонационализма была такой, что ВСЕ стороны в выражениях не стеснялись. Но следствие почему-то считало, что одни, например наша Валеева, могут безнаказанно писать оскорбительные комментарии, а другие, как пользователь Сергей Масленников и наши блогеры – не могут. Швецову, Кучумову, Орлову, Габдрафикову инкриминируется именно написание экстремистских комментариев, за комментарии их судят, как осудили Масленикова, который, кстати, в отличии от Валеевой, в написании комментариев так и не признался. Свидетельница Валеева – яркий пример заказного характера следствия.

Следующий свидетель, чиновник К. Лет 50. Улыбается добродушно. Стильный галстук в горошек. Никакой враждебности по отношению к подсудимым и симпатий к прокурорским высказываниям я в нем не вижу. Пожалуй, как мне кажется, он скорее озабочен тем, чтобы его слова никому не навредили, но врать при этом он не намерен.

- Давно дело было, плохо помню. Нас сайт заходил раза три. Высказывания были разные. Меня задели обвинения в том, что все чиновники воруют, а это далеко не так. На эту тему я и оставил пару комментариев. «Учите матчасть!» - вот что я написал. Модерировались ли мои комментарии, не знаю, мне об этом ничего не известно.

Еще один свидетель, современный успешный молодой человек, слегка за 30. Говорит спокойно и уверенно. Он единственный, кто отметил, что комментарии меняются. Он даже скриншоты делал – комментарии «до и после» претерпевали изменения. Но вот в том, что комментарии модерировались именно подсудимыми, этот свидетель сегодня совершенно не уверен. Сегодня он вполне допускает возможность, что комментарии подвергались модерации другими силами. Очень важные показания!

Кроме того, этот свидетель отметил, что статьи на «Уфагубе» были «совершенно нормальными». «Люди за свободу слова боролись!». «Это был источник альтернативной информации». То есть ничего опасного этот свидетель на сайте не видел. Кроме комментариев. (Но вот кто эти комментарии оставлял и модерировал – это ещё не ясно. М таким же успехом это могли делать хлопцы из Центра Э. Кто конкретно из подсудимых модерировал комментарии, прокуроры не говорят. Да и не скажут, возможно. Тогда за что же судить?).

Следующий свидетель, мужчина лет сорока с небольшим оказался... автором. Бывший военный. Увесистая, четкая речь. Написал статью по совершенно конкретному поводу. Экстремистской её не считает. В отличии от потерпевшего, утверждающего, что раз Кировский суд, большой специалист по экстремизму, признал ресурс экстремистским, то экстремистским становится все, что на нём когда-то помещалось.

Ничего разжигающего национальную рознь на данном сайте он не увидел. «У глупых людей, быть может, какие-то статьи что-то и разжигали, так они в любом безобидном утверждении поводы для обид найдут, а у меня – нет. Что я видел – там не было экстремизма». Этот свидетель отметил так же, как своеобразно его допрашивал хлопец из центра Э. (При упоминании фамилии этого хлопца зал оживился – запомнился он своим неуемным усердием многим, и было чему запоминаться). «Хочу предупредить, мы знаем всё!» - заявил свидетелю, запугивая, хлопец-опер. Как выясняется, по этому делу эти товарищи знают далеко не всё.

Следующий свидетель, работающий в системе ГУФСИН. Несколько смущен происходящим. Здесь без формы, но вообще-то человек при погонах. Врать такому нет смысла.

- Я сам ничего неписал, никаких комментариев. Я ему так и сказал.

Кому «ему»? Да все тому же хлопцу-оперу. Однако в протоколе допроса, составленным опером, значится, что свидетель комментарии оставлял. И свидетель подписался. КА же это произлшло.

- Мне объяснили, что так надо сделать! – сказал свидетель и в подробности вдаваться не пожелал.

Да ту и так всё ясно. Ясно, что не писал, ясно, что в протоколе допроса отражено другое. Это не первый свидетель, который рассказывает об этом. Так кто же оставлял тогда комментарии? Уж не наши ли хлопчики?

Еще один свидетель, уже знакомый нам. Молодой, но не молоденький. Современный полуспортивный прикид. Усталый взгляд. Находиться здесь он явно не рад. Это человек, который сделал сайт «Уфагубъ». Сейчас ему некомфортно, но лет через двадцать-тридцать он ещё гордиться своими трудами будет, и такое возможно. Масса технических вопросов, из которых следует одно - модерировать комментарии мог любой, у кого были пароли, пароли могли быть у кого угодно.

Еще были допрошены сотрудники кооператива «Надежда», ничего особо интересного и важного в их ответах я не услышала. Такие вот дела. Заседание шло без обеда с утра до вечера Свидетели обвинения свидетельствуют против обвинения.

На коротком (до обеда) заседании 9 июня меня, к счастью, не было. Если верить сайту «Открытая Уфа», 9 июня нервничал прокурор Зайнетдинов.

- Судье Яруллину предложили 9 мая заменить прокурора Зайнетдинова на другого прокурора. Зайнетдинов не мог не знать о факте публикации, поэтому он, как обиженный, заранее предвзято относится ко всему, что связано с «Уфагубомъ». Именно это довели до сведения судьи Яруллина. Яруллин удалился в совещательную комнату и затем вынес вердикт: ходатайство отклонить. Казалось бы, такое решение судьи должно было вдохновить прокурора. Однако прокурор заметно нервничал. Это выразилось в повышении голоса. При допросе одного из свидетелей, который говорил не то, что от него ожидалось, прокурор Зайнетдинов начал давить на свидетеля. Когда один из подсудимых отметил недопустимость такого поведения, прокурор «взорвался».

Не поленилась, выяснила, о чем именно говорил тот свидетель, молодой мужчина интеллигентной профессии. Угадайте с трех раз, что он утверждал? Правильно, о том, что он никаких комментариев не оставлял, а подписал протокол, утверждающий обратное «под влиянием жизненных обстоятельств».

О том, что происходило в суде 10 мая, «Уфимскому краю» рассказал в электронном письме один из читателей. Приводим письмо в том виде, в котором его получили, ничего не добавляя и не убавляя:

- Свидетель А. рассказал, что на сайт не заходил, впервые узнал о нем, когда принесли повестку. Несмотря на то, что договор о подключении Интернета оформлен на его мать, ее не вызывали. Других членов семьи тоже не вызывали, хотя на компе работают все. Почему следователь из всех вызвал именно его, не знает. Дал показания, что разместил на сайте комментарий, потому что испугался за себя и своих близких.

- Свидетельница Ш. пояснила, что сайт не знает и комментариев на нем не оставляла. К ней домой пришел оперативник, она обратила внимание, что у него просроченное удостоверение. Он сказал, что в его приходе ничего страшного нет, просто они ходят по людям и выясняют общественное мнение о сайте. Она сказала, что ничего про комментарий, ей приписанный, не знает. Может быть муж написал, решила она? Но мужа так и не вызвали никуда и об этом ни спрашивали.

- Свидетель К. от показаний на следствии отказалась, так как следователь сказал, что по делу проходит 200 человек и ей тоже надо дать показания.

Она и дала. Они иначе обещали забрать компьютер. А если ей подсунули какой-то комментарий, который она не писала, то могут и в компьютер, если его у нее изымут, что-нибудь подсунуть. Поэтому она подписала все, что сказал следователь. На самом деле ничего не писала и про сайт ничего не знает.

Членов ее семьи не допрашивали, хотя доступ к компу имели они все. Ее дочь ей сказала, что тебя, мама, развели как лоха, правоохранители.

- На одно из ближайших заседаний судья пообещал доставить свидетеля А. Дильмухаметова.

О, вот это уже интересно. На всякий случай поясним – читатель «Уфимского края» утверждает, что «судья пообещал доставить свидетеля А. Дильмухаметова». Так ли это, я не знаю, но на следующие заседания, пожалуй, схожу.

Кстати, вы тоже можете сходить и увидеть все своими глазами. Те, кто считает, что я пишу на эту тему слишком субъективно, не, кто считает, что пишу слишком много, те, кто считает, что пишу слишком много – приходите и убедитесь сами, что там творится на самом деле. Мне в этом случае чего-то опасаться нечего. Мои читатели уже знают, что я описываю лишь то, что вижу и слышу сама. Сравним впечатления.

Доехать просто – трамвайная остановка «Коммунистическая», улица Аксакова, 71. Автобусные остановки – «ЦУМ», «Гостиница Башкирия», или что-то в этом роде. Вход свободный, приставы – понимающие и уже привыкшие. Только паспорт с собой захватите. Ближайшее заседание – 17 июня, начало в 10 утра.

Екатерина Некрасова, «Уфимский край»








Связанные темы и персоны