Рейтинг публикаций
Лучшие комментарии дня
Календарь новостей
«    Февраль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728 
Лучшие комментарии недели
Лучшие комментарии месяца
Обсуждаемое за неделю
Обсуждаемое за месяц
Последние публикации
Единороссы, превратившие ...

Башкирские единороссы вчера провели первое заседание нового состава президиума ...
  18.02.2019   24146    33

В переписи 2020 года к ...

Открытое письмо академику Тишкову В.А. Татарский народ благодарно помнит своих ...
  18.02.2019   37750    135

Пир во время чумы: ...

В «Уфу» переходит аргентинский нападающий. Долгожданное усиление атаки ...
  18.02.2019   31626    20

Депутат Курултая ...

Депутат Курултая Башкирии Дмитрий Чувилин (КПРФ) обратился к председателю ...
  17.02.2019   38771    22

Песков и остальные уже ...

Песков на вопрос о санкциях против России призвал готовиться к худшему. ...
  17.02.2019   43255    47

Как взбунтовали народ, ...

Медведев призвал создать «социальный портрет бедности». Целью заявлено ...
  17.02.2019   40092    22

«Вынос мозга» от ...

Один из архитекторов нынешней политической системы Владислав Сурков разродился ...
  16.02.2019   17778    140

Тошнотворный подхалимаж: ...

Председатель горсовета Сибая Азат Камбулатов на официальном сайте совета ...
  15.02.2019   24651    47

Искандар Бахтияров, ...

Медиакорсеть решила узнать у депутатов Госдумы о том, почему они поддержали ...
  15.02.2019   40245    19

Совесть еще осталась: ...

Иван Сухарев — депутат Госдумы от ЛДПР, представляющий Башкирию, сообщил ...
  15.02.2019   36000    17

Темы и персоны
Архив публикаций
Февраль 2019 (60)
Январь 2019 (103)
Декабрь 2018 (106)
Ноябрь 2018 (106)
Октябрь 2018 (139)
Сентябрь 2018 (165)
Читаемое за неделю
Читаемое за месяц


«Завещание помещицы» без цензуры

5


Для любознательных - выкладываю 18-ую главу в авторской редакции. В книге она сокращена почти наполовину и подверглась наибольшей цензуре.

«Завещание помещицы» без цензуры


Глава XVIII. В “Ашхане” на Маркса. Неоконченный спор.

Тимерханов привёл Бекетова в “Ашхану”, кафе-столовую башкирской кухни, примостившуюся в боковой части здания “Башавтотранса” по улице Маркса.
- Ну вот, и пришли, - Тимерханов выбрал пустой столик у окна, сел сам и жестом пригласил сесть Бекетова. - Это то самое место, о котором я говорил.

Ашхана, по-вашему, столовая. Сейчас будем кушать, хорошую еду будем кушать – куламу, кыстыбый, корот. Любишь корот, Иван Александрович?
- Не знаю, не пробовал, - ответил Бекетов.

- Попробуешь, обязательно попробуешь. Но если не понравится, тогда кумыс. От кумыса еще никто не умирал, - засмеялся довольный Тимерханов. – Официант, иди сюда, заказ буду делать.

Пока Тимерханов делал заказ, Бекетов осмотрелся. Кафе оказалось вполне приличным – приятная мебель, оригинальный интерьер (по стенам были выписаны девушки в национальных одеждах, сидящие жарким днём под плакучей ивой и пьющие чай из пиалы), остаётся надеяться, что и сама кухня будет на уровне.

Тем временем принесли куламу – наваристый бульон с большим куском баранины, блюдо с кыстыбыями, башкирскими лепёшками с мятой картошкой, обильно политыми растопленным сливочным маслом, пиалы с прохладным коротом и кумысом, несколько видов салатов и тарелку с хлебом. В последнюю очередь принесли графин с водкой.

- Ну что, Иван Александрович, будем здоровы, – Тимерханов разлил водку по стопкам, одну протянул Бекетову. – Пей, не стесняйся своего начальника, сегодня можно, сегодня ты мой гость, кунак.

- Я не стесняюсь, - вспыхнул Бекетов. - Скажите, для чего тесняюсь, - Бекетов посмотрел на Тимерханову. и в нмциональныз одежда, вы меня сюда пригласили? Зачем я вам понадобился?

Тимерханов потемнел. Но только на мгновение. Ибо в следующую минуту снова расплылся своей привычно-широкой улыбкой. Словно рыцарь, опустивший забрало.

- Ты ешь, ешь, говорить потом будешь. У нас не принято задавать лишних вопросов. Сначала гость должен хорошо поесть. Ешь, Иван Александрович.
Шер-хан в своем амплуа – везде указывает, как и что делать. И сбежать-то ведь нельзя.

- Слушаю и повинуюсь, - отшутился Бекетов. – Тогда ваше здоровье, Шамиль Барыевич!
- Взаимно, Иван Александрович! Будем.

Некоторое время ели молча. Тимерханов довольно быстро опустошил блюдо с куламой, принялся за кыстыбыи. Бекетов, не привыкший к жирным бульонам, не смог осилить куламу до конца, и решил запить ее кумысом. И закашлялся. Слишком крепким оказался напиток.
- Вот это правильно, - сказал Тимерханов. – Жирную пищу полагается запивать кисломолочным продуктом – коротом или кумысом. Для желудка полезно. Еще по стопке, Иван Александрович?

- Не, с меня хватит, - отмахнулся Бекетов. – Я столько не ем. Всё очень вкусно, спасибо!
- А я поем, перед долгим разговором надо подкрепиться. Еще парочку кыстыбыйчиков и шулай, - и Тимерханов озорно, по-мальчишески подмигнул Бекетову.

О каком разговоре твердит Шер-хан? Темнит начальник. Ну, и пусть его темнит. Бекетов посмотрел в окно. Удивительно, но он совсем не чувствовал беспокойства.

- Как поживает ваша диссертация? – как бы, между прочим, вставил Тимерханов, не переставая есть.

- Нормально поживает. Я её дописал, - простодушно ответил Бекетов. – Завтра представлю пред ваши ясны очи.
- И вы по-прежнему считаете, что города кочевому народу не нужны? – спросил Тимерханов и взял пиалу с коротом, отпил из неё, поставил на стол.
- А вы как считаете? – парировал вопрос Бекетов.

- Я никак не считаю, - тяжело, с расстановкой произнёс Тимерханов, и Бекетов почувствовал, как по его спине пробежал холодок. - Мне важно, как считаете вы. Мне интересно ваше мнение. И потом, вы использовали материалы Мазитова в своей диссертации? Вы выполнили мою просьбу?
Словно автоматной очередью прошил Тимерханов Бекетова. Один вопрос, другой, третий. Так вот для чего его сюда позвали. Не зря предупреждал Скворцов, Шер-хан так просто не отстанет. Бульдозером продавит, если нужно.

- Шамиль Барыевич! Диссертацию я пишу три года, больше трёх лет и не так-то просто взять и включить в неё новые и, по сути, чужеродные материалы, - стал объяснять Бекетов, но Тимерханов перебил его:

- А вы возьмите и включите!

- Но это противоречит моим научным установкам, - возразил Беков.

- Здесь научные установки даю я! - прогремел голос Тимерханова. - По всему институту ходят ваши насмешки в адрес башкир – и городов-то у них не было, и письменности. Много вы знаете, уважаемый Иван Александрович, без пяти минут кандидат наук! Я могу сделать так, что вы на всю жизнь останетесь старшим научным сотрудником. Вы этого хотите, этого добиваетесь?

- Я всё понял, я постараюсь, - тихо ответил Бекетов. – Но мне потребуется время.

- Вот это другой разговор, - Тимерханов, сдержанно улыбнувшись, взял со стола салфетку, обстоятельно вытер губы. – За это стоит выпить. Предлагаю тост - за дружбу народов!

Как не отнекивался Бекетов, но выпить всё же пришлось.
- Вот и молодцом, Иван Александрович, - похвалил Тимерханов. – Но это не всё. Надо сделать упор на древних башкирских городах и поселениях, это, в общем-то, и должно стать вашей новой и главной научной установкой.
- Но это невозможно! Для этого придётся переделать всю диссертацию, - расстроился Бекетов.
- Вот и переделайте. Вам с вашим опытом и умением сделать это совсем нетрудно, - Тимерханов зевнул. – Пора подавать губадию. Официант, неси пироги! И чай!
- И потом, это же неправда! – выкрикнул беспомощно Бекетов. Ну всё, сбылись самые худшие прогнозы.
- Да бросьте, какая неправда, – отмахнулся Тимерханов. - Сущая правда. Башкиры – древнейшая нация, нам тысяча лет! А, может, и больше. Вы слышали про город Башкорд, столицу древнего Башкортостана? А работу Мазитова внимательно прочли? Про городище Уфа-2? Начитались советских исследователей, будто у кочевых народов не могло быть государства. Великодержавный пропагандистский бред!
- И вы в это верите? – спросил Бекетов. - Шамиль Барыевич, честно?
- Это не имеет значения, - нахмурился Тимерханов. - Миром правит сила. Сила и мудрость. Мудрость башкирского народа общеизвестна, но силы ещё недостаточно. И поэтому нам нужны рассказы, легенды, научные работы, чтобы укрепить дух народа, поднять его силу на новый уровень.
- И поэтому вы переименовываете улицы, сносите старинные дома и ставите только свои памятники! Только для этого?
- Мы берём только то, что принадлежит нам по праву, - Тимерханов помрачнел. – Кончилась ваша агрессия. Советское время нанесло ощутимый урон моему народу, возврата назад больше не будет.
- И началась ваша агрессия? – этого Бекетов стерпеть не мог, его понесло. - Исторический центр Уфы исковеркан и перестроен, улицы переименованы, повсюду стоят ваши памятники – Мустай Карим, Исмагилов, теперь вот Мубаряков. Я уже не говорю о многочисленных памятниках Салавату Юлаеву. Вы считаете это правильным?
- Разумеется, правильным, – Тимерханов был непримирим. – Это наша земля, наш город. И нашему народу нужны родные слова, имена, герои, чтобы он мог себя чувствовать, как дома.
- Но ведь в Уфе живут не одни башкиры!
- И пусть живут. Мы никого не выгоняем. Но, как сказал великий Мустай, вы – гости на нашей земле. Следовательно, и ведите себя, как гости. Ладно, Иван Александрович, прекратим наш спор, так мы с вами ни о чём не договоримся. Скажите лучше, что вы говорили у памятника? Про какую там помещицу?
- Это длинный разговор, - сказал в расстройстве Бекетов, вставая. – Спасибо, но мне надо идти.
- А мы никуда не торопимся, – Тимерханов, как опытный психолог, одним взглядом удержал Бекетова.
- Мне надо домой, Юля беспокоится. Я не успел её предупредить. Отпустите меня, Шамиль Барыевич.
- Да ничего не случится с вашей Юлей, потерпит. Юля – это ваша жена? А жена должна терпеть, на то она и жена. К тому же, я вас долго не задержу. Скажите, откуда взялись эти разрушения? И нет ли здесь чего такого, что я не знаю. Да сядьте вы, в конце концов!
Бекетов сел, неуклюже плюхнулся в пластиковое кресло.
- Я вас слушаю, Иван Александрович, - Тимерханов улыбнулся, - я весь внимание.
- Понимаете… даже не знаю, с чего начать, - смутился Бекетов. - Двести лет назад жила в Уфе одна помещица, то есть не в Уфе, а в Симбирске. То есть не в Симбирске, тьфу, а под Москвой, в имении Зюзино. Бекетова Ирина Ивановна.
- Она, что – ваша родственница? – осведомился Тимерханов.
- Да нет, что вы! Однофамилица. Так вот, эта помещица во время великого уфимского пожара, это 1821 год, построила на свои деньги улицу для погорельцев, слободу. Поступок неслыханный, даже по тем временам, когда милосердие и помощь убогим и нуждающимся было повсеместным. Царская Россия во многом была образцом высокой нравственности. Так вот, сейчас от этой улицы не осталось и следа, практически все дома снесены. То есть улица осталась, но уже другая, новая и полностью перестроенная.
- Это какая улица? – осведомился Тимерханов.
- Социалистическая. То есть Каримовская, - ответил Бекетов.
- Вы хотите сказать, улица имени великого башкирского поэта Мустая Карима?
- Можно и так, - неуверенно согласился Бекетов.
- Именно так, - Тимерханов пронзил Бекетова ледяным взглядом.
- Простите, но в русской традиции именования улиц, - Бекетов замялся, но решил не отступать, - есть устойчивые правила: имена собственные, присваиваемые конкретной улице, становятся прилагательными к слову улица. Не улица кого-то, а чья-то улица. То есть, например - Александровская, Успенская, Бекетовская, Центральная…
- Это в русской традиции, - перебил Бекетова Тимерханов. - А для башкирского народа свойственно торжественное, высокое звучание. Ну, что такое – Каримовская улица? Вот улица имени великого башкирского поэта лауреата Государственных премий Мустая Карима – звучит! Вы не согласны со мной?
- Не знаю, - покачал головой Бекетов.
- Мы живём в Башкортостане, друг мой, то есть, - на последних двух словах Тимерханов сделал ударение, видимо, желая поддеть частое повторение Бекетовым оборота ‘то есть’, - в государстве башкир, значит, надо соблюдать наши правила и привычки. Ладно, продолжайте про свою помещицу. Что замолчали?
- Думаю, как бы понятнее объяснить вам природу нынешних сейсмических аномалий. Сейчас, да…понимаете, помещица оставила завещание, в котором есть строчки, имеющие отношение к сегодняшним событиям. Именно в них зашифрован ответ. Вы разрешите их прочесть? - Бекетов выжидающе посмотрел на Тимерханова.
- А в чём проблема? Читайте, если в этом есть необходимость, - пожал плечами начальник отдела.
- Хорошо, - сказал Бекетов. – Спасибо. Сейчас…вот -
Улица, дарованная Уфе помещицей Ириной Ивановной Бекетовой, жива будет до тех пор, пока стоять будет в нетронутой целости и сохранности хотя бы один дом, построенный на средства благодетельницы. Ежели ни одного дома не останется, погрузится улица во тьму и исчезнет. Да и Уфа после этого осквернения недолго проживет.
Повисло неопределённое молчание. Наконец, Тимерханов кашлянул и сказал:
- Ну, и какое это имеет отношение к разрушению памятника? Что-то я не пойму. Мистика какая-то.
- В том-то и дело, что не мистика. И отношение имеет самое прямое. Дело в том, что я лично видел эту самую помещицу, встречался с ней, и с её отцом, Иваном Семеновичем Мясниковым.
- Она, что, жива? – спросил Тимерханов.
- Что вы, давно умерла. Двести лет назад, - рассмеялся Бекетов. – А её отец ещё раньше.
- Тогда как же вы могли их видеть? Вы что – экстрасенс? – проворчал Тимерханов. - Не морочьте мне голову, Иван Александрович! Говорите прямо, чем вы объясняете сегодняшнее разрушение? Почему трещина прошла рядом с памятником Мустаю? Что послужило причиной – карстовый провал? Или что другое? Что скажет старший научный сотрудник моего отдела?
- Все объяснения – в завещании, - воодушевился Бекетов. - Этот уникальный документ, как я только что сегодня понял, зафиксировал основный закон сохранения жизни – сохранение исторической памяти. Без памяти нет народа, нет государства, нет цивилизации. Пропадёт народ, если каждый раз будет начинать жить, словно с чистого листа. И только память, историческая память поколений объединяет народ, держит его в преемственном единстве, добавляет силы, вселяет уверенность, помогает идти вперед.
- Красиво говорите, Иван Александрович! – с недовольством отозвался Тимерханов. - Но я бы попросил ближе к поставленному вопросу - какое это имеет отношение к сегодняшнему разрушению?
- Самое прямое! – убеждённо воскликнул Бекетов. - В завещании сказано, что ежели ни одного дома не останется, то погрузится улица во тьму и исчезнет. Так вот, Ирина Ивановна Бекетова сделала в высшей степени благое дело – безвозмездно, на свои средства построила улицу для погорельцев, уфимцев, пострадавших от сокрушительного пожара. А чем мы, потомки, отплатили этому скромному в своем величии человеку? Не только не поставили памятник, которого она, несомненно, заслуживает, но и переименовали и уничтожили её улицу! На наших глазах произошло беспрецедентное, варварское уничтожение исторической памяти. И вот завещание помещицы является к нам для того, чтобы исполнить роль судии. Судить поколение, надругавшееся над памятью предков, - Бекетов вдруг замолчал, словно осмысливая сказанное. И с горечью добавил, - мы и есть то самое недостойное поколение. Пока произошло только два разрушения, но это лишь начало. Самое страшное – впереди, ибо и Уфа после этого осквернения недолго проживет.
- Мистика, да и только, - усмехнулся Тимерханов. – Вы же учёный, Иван Александрович, как вы можете верить в этот фантастический бред?
- Это не бред, а совершеннейшая правда! Если мы не отстоим дом Ларионова, то всё ровным счётом так и случится! – в нетерпении выкрикнул Бекетов.
- Значит, вы полагаете, что причина образования трещины, поразившей памятник Мустаю, не в карстовом провале, а в магическом действии вашего завещания? – с насмешкой спросил Тимерханов. - Я правильно вас понял, Иван Александрович?
- Правильно, - горячо подтвердил Бекетов. - Только завещание не моё, а помещицы. И оно – не мистика, а реальность.
- Ну да, конечно, разумеется.
Тимерханов был человеком дела. И не мог позволить себе тратить время на пустые разговоры. Если оппонент не понимает, чего от него хотят, его выключают из игры. Или прекращают саму игру.
- Будем считать, что повестка дня исчерпана. Ну что, на посошок?
- Я не буду. Сколько я вам должен? – спросил Бекетов, доставая бумажник.
- Нисколько, Иван Александрович! – Тимерханов внезапно просиял. - Вы – мой гость, а гость не должен платить. Спасибо, что согласились разделить мою трапезу, было очень интересно провести с вами время. Сейчас редко встретишь независимо мыслящего молодого человека. Завтра после обеда я жду вас у себя с диссертацией. Будем договариваться о переделках, сроках и всё такое. В три часа дня вас устроит?
- Как скажете. В три так в три. Я могу идти?
- Идите, молодой человек.
- Спасибо, Шамиль Барыевич!

И Бекетов выкатился из кафе, как птица выпархивает из клетки, расправил плечи, вздохнул – свобода! - и пошел к Дому союзов. Над Уфой висело низкое небо, ни дождя, ни солнца, серый день тянулся, как жевательная резинка, предвещая такой же серый сумрачный вечер. Ну, как же они не понимают, что завещание – не мистика, а реально действующая сила, живой голос истории! Никто не верит. Неужели для того, чтобы ему поверили, Уфа должна исчезнуть, уйти под землю? Абсурд какой-то, вот это точно мистика. Всё, домой, теперь только домой.

Будто подтверждая его мысли, загудел мобильник. Звонила Юля.

- Юль, ты только не ругайся, - поспешил оправдаться Бекетов, - меня задержал Шер-хан, затащил в ашхану и обрабатывал, чтобы я переделал свою диссертацию.
- Кто затащил? Какой Шер-хан?
- Ну, Тимерханов, начальник отдела.
- Понятно. Это, значит, с ним ты просидел четыре часа? Или с кем-нибудь ещё?
- Ну, что ты такое говоришь, Юля? Говорю, обсуждали диссертацию. Всё, иду домой, буду через семь минут.

Так закончился ещё один день, один из последних дней в жизни большого и старинного города, каким некогда была Уфа.

Сергей Круль, ЖЖ skrul
Оригинал публикации








Связанные темы и персоны


  • Изображение
  • Эксперт
  • 1 | 13.12.2014, 10:27 | Автор: Егерь
    Публикации: 3932 | Комментарии: 6933 | Рейтинг: +2836
Националистов, нациков, нацистов - на свалку истории!



2

  • Изображение
  • Эксперт
  • 2 | 13.12.2014, 10:30 | Автор: Зулия
    Публикации: 35 | Комментарии: 29501 | Рейтинг: -701,7
Комментарий скрыт в связи с отрицательным рейтингом.
1 | 13.12.2014, 10:27 | Автор: Егерь | На сайте
Националистов, нациков, нацистов - на свалку истории!
------------------
Это тебя интернацик xу-ев понаехавший с твоим крулём



1

  • Изображение
  • Гость
  • 3 | 13.12.2014, 10:36 | Автор: Не зарегистрирован
    Публикации: 0 | Комментарии: 0 | Рейтинг: 0
башкирский ежик новый титульный тренд уловил, а зулия из ZOOсада имени башкирского боевика СЮки похоже еще не созрела! Не возьмут ее в башкирские волонтеры -провокаторы на ШОСоБРИКСы!



0

  • Изображение
  • Эксперт
  • 4 | 13.12.2014, 10:36 | Автор: Зулия
    Публикации: 35 | Комментарии: 29501 | Рейтинг: -701,7
Афтор дает, я сначала подумала действие позапрошлого века, судя по лексикону:
"Сейчас будем кушать, хорошую еду будем кушать"
"От кумыса еще никто не умирал, - засмеялся довольный Тимерханов. – Официант, иди сюда, заказ буду делать."
"Сначала гость должен хорошо поесть"
"Тимерханов зевнул"

Это про Тимерханова, начальника отдела, не примитивный башкир из горного аула.



1

  • Изображение
  • Эксперт
  • 5 | 13.12.2014, 10:45 | Автор: Зулия
    Публикации: 35 | Комментарии: 29501 | Рейтинг: -701,7
"Ашхана, по-вашему, столовая"
"пиалы с прохладным коротом", "запи-вaть кисломолочным продуктом – коротом"
-----------------------
Бекетов понаехавший не знает что ашхана значит столовая.
Но Круль, который всю свою жизнь прожил в Башкирии - что такое корот, как его можно пить?
Корот - сухой сыр, творог отжимают и сушат.
Кyрт, кyру́т, коро́т, (башк. корот, каз. курт, кирг. курут, тат. корт, туркм. gurt, узб. qurt) — тюркский, а также монгольский кисломолочный продукт, сухой молодой сыр.



3

  • Изображение
  • Эксперт
  • 6 | 13.12.2014, 10:47 | Автор: юнг
    Публикации: 334 | Комментарии: 36769 | Рейтинг: +5674
Ничего не понял! Зуля, расскажи, где здесь зарыто жемчужное зерно?



0

  • Изображение
  • Эксперт
  • 7 | 13.12.2014, 10:47 | Автор: Зулия
    Публикации: 35 | Комментарии: 29501 | Рейтинг: -701,7
Значит, вы полагаете, что причина образования трещины, поразившей пa-мятник Мустаю, не в карстовом провале, а в мa-гическом действии вашего завещания? – с насмешкой спросил Тимерханов. - Я правильно вас понял, Иван Александрович?
- Правильно, - горячо подтвердил Бекетов. - Только завещание не моё, а помещицы. И оно – не мистика, а реальность.
----------------------------
Ага, во в чем причина, почему Спасский храм сползает в овраг. Чье-то завещание.



2

  • Изображение
  • Эксперт
  • 8 | 13.12.2014, 10:59 | Автор: Зулия
    Публикации: 35 | Комментарии: 29501 | Рейтинг: -701,7
взял пиалу с коротом, отпил из неё,
------------------
Хехе, Круль такой из себя знаток. А вот чего пишут люди

«КУРТ – ДРАГОЦЕННЫЙ КАМЕНЬ»
Когда в 1990 году бывшая заключенная Акмолинского лагеря жен «изменников» родины Гертруда Платайс приехала в Казахстан, она впервые рассказала сотрудникам музея «АЛЖИР», как в первый раз увидела местных казахов и как они отнеслись к заключенным женщинам.
Однажды, когда одним буранным зимним утром женщины-узницы под усиленным конвоем собирали камыш на берегу озера Жаланаш для постройки бараков, из зарослей камыша выскочили старики и дети - местные жители соседнего казахского села Жанашу. Дети по команде старших стали забрасывать камнями измученных женщин (для выполнения нормы в 40 снопов камыша приходилось работать на морозе по 17—20 часов в сутки). Конвоиры начали громко смеяться: мол, видите, вас не только в Москве, вас и здесь, в ауле, даже дети не любят.
Было очень обидно и больно и, в первую очередь, морально, вспоминали Гертруда Платайс и другие бывшие узницы. Так повторялось несколько дней. Оскорбленным узницам лишь оставалось взывать к судьбе, жалуясь на несправедливость одурманенных и озлобленных сталинской пропагандой казахов... Пока однажды, уворачиваясь от летевших на них камней, обессиленная Гертруда не споткнулась и не упала лицом в эти камешки. Уткнувшись в них, она вдруг почувствовала запах творога, и поняла что эти самые камни пахнут… сыром и молоком! Она взяла кусочек и положила в рот – он показался ей очень вкусным. Она собрала эти камушки и принесла в барак. Там были и заключенные женщины-казашки. Они сказали, что это курт – высушенный на солнце соленый творог. Оказывается, рискуя жизнью собственных детей, сердобольные казахи, не найдя другого способа как именно таким образом, не вызывая подозрений у надзирателей, делились с узницами последним, что у них было, — куртом, чтобы хоть как-то поддержать голодных бедных женщин, поскольку сами в 1930-х годах узнали голод и лишения. Втайне от надзирателей они оставляли для узниц под кустами кусочки вареного мяса, толокно, курт, лепешки. Благодарность к казахскому народу, рассказывали женщины, они пронесли через всю жизнь. «Все лагеря плохие, но именно в казахстанских выживали многие и, в первую очередь, благодаря казахам. Они на себе испытали голод, холод, лишения», – признавались они.

Воспоминания Гертруды Платайс легли в основу стихотворения Раисы Голубевой.

КУРТ - ДРАГОЦЕННЫЙ КАМЕНЬ‎

О, Господи, да это ведь не камень.‎
От него так пахнет молоком.‎
И в душе затрепетал надежды пламень,‎
А в горле встал ком.‎
Так вот что придумали старики!‎
Вот за что женщины детьми рисковали!‎
Они нас от болезни берегли,‎
Они нас от безверия спасали.‎
Они поняли, что мы не враги,‎
А просто несчастные женщины.‎
И чем смогли – помогли,‎
Поразив нас своей человечностью.‎
Я молча поползла по льду,‎
Собирая драгоценные камни.‎
Теперь я отвратила от них беду,‎
Спасая их от охраны.‎
А ночью в холоднейшем бараке,‎
На оскверненной палачами земле,‎
Я, немка, молилась мусульманскому богу,‎
Да ничего не просила себе.‎
Я просила старикам здоровья,‎
Женщинам-матерям – счастья.‎
Особенно я молилась за детей,‎
Чтобы они не видели несчастья.‎
Я прошла все круги ада,‎
Потеряла веру и друзей,‎
Но одно я знаю,‎
Что только так и надо воспитывать детей.‎



5

  • Изображение
  • Эксперт
  • 9 | 13.12.2014, 11:00 | Автор: юнг
    Публикации: 334 | Комментарии: 36769 | Рейтинг: +5674
А в это время из нашего кармана наш ВВП взял и нагло, самовольно вынул 1 МИЛЛИАРД рубликов и подарил узбекам. Мне кажется, ОДИН МИЛЛИАРД, на который мы обеднеем, гораздо важнее, чем обсуждение кыстыбая, корота, кулламы и кумыса! И вообще, когда страна встает с коленей и валится на копчик, в это время обсуждать доисторические проблемы , да ещё сильно пахнущие националистическим душком, дело неприличное. Есть журнал Башкортостан, Бельские просторы, Агидель, Баккорткызи и тп. Добро пожаловать в "ИХНИЕ" страницы!



0

  • Изображение
  • Гость
  • 10 | 13.12.2014, 11:01 | Автор: Не зарегистрирован
    Публикации: 0 | Комментарии: 0 | Рейтинг: 0
Ай да Круль! Молодец, предсказал снос памятника башкирскому боевику СЮке! Вот зулия из ZOOсада и нервничает!



0

  • Изображение
  • Эксперт
  • 11 | 13.12.2014, 11:10 | Автор: Зулия
    Публикации: 35 | Комментарии: 29501 | Рейтинг: -701,7
Комментарий скрыт в связи с отрицательным рейтингом.
- Простите, но в русской традиции именования улиц, - Бекетов замялся, но решил не отступать, - есть устойчивые правила: имена собственные, присваиваемые конкретной улице, становятся прилагательными к слову улица. Не улица кого-то, а чья-то улица. То есть, например - Александровская, Успенская, Бекетовская, Центральная...
---------------------
Да?
улица Адмирала Макарова - Адмиральская Макарская
улица Академика Королева - Академская Королевская
Улица Мира - улица Мирская



3

  • Изображение
  • Эксперт
  • 12 | 13.12.2014, 11:12 | Автор: Зулия
    Публикации: 35 | Комментарии: 29501 | Рейтинг: -701,7
8 | 13.12.2014, 11:00 | Автор: юнг | На сайте
1 МИЛЛИАРД рубликов и подарил узбекам.
--------------------
Калым плати, за бесплатно отдаются только по горячей любви, попробуй очаруй - Восток как капризная струха



3

  • Изображение
  • Эксперт
  • 13 | 13.12.2014, 11:21 | Автор: Зулия
    Публикации: 35 | Комментарии: 29501 | Рейтинг: -701,7
И вы по-прежнему считаете, что города кочевому народу не нужны? – спросил Тимерханов и взял пиалу с коротом, отпил из неё, поставил на стол.
- А вы как считаете? – парировал вопрос Бекетов.
------------------------
Ага, старая песня от уфагубовских учоных - кочевники никак не умеют строить не то, что города, а даже рубить курные избы, им требуется научение.

Диалектика башкирской природы - кочевым башкирам надо сначала обязательно бросить животноводство, приступить к земледелию, научиться строить избы, а потом только под руководством русских товарищей приобщаться к цивилизации и поселяться в культурных городах.
Именно русских друзей, так как британские колонизаторы истребили бы как индейцев, закидали бы чумными одеялами.



2

  • Изображение
  • Гость
  • 14 | 13.12.2014, 11:23 | Автор: Не зарегистрирован
    Публикации: 0 | Комментарии: 0 | Рейтинг: 0
1 лярд деревянных- да они обесцененые,на них уже ничего не купишь , забросал фантиками людей в халатах .



0

  • Изображение
  • Гость
  • 15 | 13.12.2014, 11:26 | Автор: Не зарегистрирован
    Публикации: 0 | Комментарии: 0 | Рейтинг: 0
Мне кажется, ОДИН МИЛЛИАРД, на который мы обеднеем, гораздо важнее, чем обсуждение кыстыбая, корота, кулламы и кумыса!

От твоего обсуждения никому не холодно, не жарко.



2

  • Изображение
  • Наблюдатель
  • 16 | 13.12.2014, 11:31 | Автор: blunt
    Публикации: 18 | Комментарии: 18756 | Рейтинг: +3350,6
КРЫМНАШ! о Т ЭТОГО НИКУДА НЕ ДЕНЕШЬСЯ.



0

  • Изображение
  • Наблюдатель
  • 17 | 13.12.2014, 11:32 | Автор: blunt
    Публикации: 18 | Комментарии: 18756 | Рейтинг: +3350,6
за кусок хлеба целые волости отдавались башкирами. Жить то хотелось.



0

  • Изображение
  • Эксперт
  • 18 | 13.12.2014, 11:32 | Автор: Зулия
    Публикации: 35 | Комментарии: 29501 | Рейтинг: -701,7
Короче у Круля Тимирханов, назначенный начальником отдела, тупой башкир с примитивной речью, к тому же проглот - "быстро опустошил блюдо с куламой, принялся за кыстыбыи", "А я поем, перед долгим разговором надо подкрепиться. Еще парочку кыстыбыйчиков и шулай", "Пора подавать губадию. Официант, неси пироги!", пил кумыс, смешал с водкой - в отличие от сдержанного малоежки и малопьющего Бекетова.



0

  • Изображение
  • Эксперт
  • 19 | 13.12.2014, 11:33 | Автор: Зулия
    Публикации: 35 | Комментарии: 29501 | Рейтинг: -701,7
за кусок хлеба целые волости отдавались башкирами. Жить то хотелось.
---------------
Детей продавали. Ясак чем-то платить надо было.



2

  • Изображение
  • Эксперт
  • 20 | 13.12.2014, 11:36 | Автор: Зулия
    Публикации: 35 | Комментарии: 29501 | Рейтинг: -701,7
Значит матушка благодетельница помещица Бекетова подарила погорельцам целую улицу домов.
А погорелым жителям Сеянтуса кто помог с жильем?

А денюшки Бекетова откуда взяла, из тумбочки?
А землицу с крепостными людишками ее предкам было пожаловано за какие такие красивые глазки или достижения?



3