Рейтинг публикаций
Лучшие комментарии дня
Календарь новостей
«    Декабрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Лучшие комментарии недели
Лучшие комментарии месяца
Обсуждаемое за неделю
Обсуждаемое за месяц
Последние публикации
Фашист Клишас угрожает ...

Клишас допустил введение ограничений для россиян, уехавших из-за частичной ...
  5.12.2022   20950    5

Бадранов воюет с дивана, ...

Чиновник из Башкирии Азат Бадранов дал интервью телеканалу из зоны СВО, ...
  30.11.2022   11321    28

АУЕ-Уголовник решил ...

Основатель ЧВК «Вагнер» Пригожин обратился к владельцам крупных предприятий в ...
  30.11.2022   34884    1

Путинизм. 20 лет. Итоги ...

Президент России Владимир Путин сообщил матери, сын которой погиб в СВО на ...
  27.11.2022   28669    12

«Уфимский Журнал» ...

Военная цензура в России быстро перешла в новую фазу. От угрозы блокировки и ...
  20.10.2022   33105    402

Желаем отправиться к ...

Лидера ЛДПР Владимира Жириновского госпитализировали в Центральную клиническую ...
  10.02.2022   30662    53

Из этой страны лучше ...

Сотрудник представительства Башкирии попросил убежища в Великобритании после ...
  9.02.2022   32020    29

Как власти Башкирии ...

В Башкортостане активисты профсоюза "Действие" обратились в прокуратуру после ...
  8.02.2022   26521    18

А не подавятся ли ...

Башкирский национальный политический центр разработал "проект государственного ...
  7.02.2022   17222    50

История Лилии Чанышевой ...

Экс-координатор Штаба Навального в Уфе (Штабы Навального признаны российскими ...
  4.02.2022   39458    108

Читаемое за месяц
Архив публикаций
Декабрь 2022 (1)
Ноябрь 2022 (3)
Октябрь 2022 (1)
Февраль 2022 (8)
Январь 2022 (19)
Декабрь 2021 (24)

И где тут татары?

  • Опубликовано: Ирек | 17.02.2015
    Раздел: Общество | Просмотры: 30161 | Комментарии: 135
0



На одном из сайтов, я, было, представил статью уфимского историка Кучумова И.В. «Образ Башкирии в русской культуре и русская региональная идентичность», опубликованную в сборнике «Большая ложь историков Башкортостана (К вопросу о фор¬мировании сословия «башкир-вотчинников» в северо-запад¬ном Приуралье). - Казань: Изд-во «ЯЗ», 2010. - 256 с.».

И где тут татары?


И уже вторым по счёту комментарием к этой публикации, был мне озвучен то ли вопрос, то ли ещё что:

«И хде тут татары? Башкиры есть, русские упоминаются... А про татар лям мим. Ирек, давай че нибудь о татарах, ради разнообразия. Раз взялся просвещать, так пиши и про своих соплеменников. Раз так получилось, что вы напросились к башкирам в друзья и в родственники... раз живете в Башкортостане. Мы тоже хотим знать о вас больше».

И хотя статья Кучумова И.В. в общем-то и не за демографию края, но вот таковое было озвучено в мой адрес, и попробуем поразмышлять на это требование. Однако вначале несколько слов о некоторых особенностях изучения исторической демографии края.

И начнём мы с одной странности. Многие исследователи демографии нашего края, причем даже известные знатоки, специалисты в этом, как будто бы не замечают этой странности, этого абсурда. С одной стороны, практически все они, исследователи этого вопроса, кроме, пожалуй, некоторых башкирских гуманитариев, почти в один голос пишут, что в крае существовал сугубо сословный характер учёта населения. Но, тем не менее, они считают, считают, и по документам сословного учета населения выдают на гора всё более «уточненные» цифры за этничность населения края. Однако нет, даже не за это, забегая вперёд, скажем, что этого, в общем-то, и нельзя корректно выполнить, а выдают всё же только цифры о бытовавшей в крае велико численности башкир.

Не очень пока углубляясь в сиё, отметим, что например по VIII ревизии 1834 года в крае вообще «не наблюдаются» ни татары, ни чуваши, ни удмурты, ни марийцы, и русских впрочем, тоже нет, все в сословиях. Кроме небольшого мизера этнически обозначенных в лице 74 каракалпаков и может быть 3 355 башкир приписанных к Уральскому войску. Со вторым уже не очень понятно, а с отмеченными по этой ревизии 350 438 башкирами тем более, если все остальные народы в крае учтены только в сословной принадлежности.

И мы здесь подошли к ещё одной странности, или особенности. Может быть, с «обаяния» башкирских гуманитариев, и не башкирскими специалистами часто повторяется фраза, мол, в этнониме башкир, слились воедино, и понятие этноса, и сословности тоже. И именно, в том смысле, что в сословии башкиры были только этнические башкиры, и, причём только вотчинники. Но ведь сами же башкирские гуманитарии пишут: «Таким образом, понятие «башкир» с известного времени стало употребляться не только в смысле этническом, но и административно-сословном», и насчитывают до 15-17% «новобашкир» в первой половине XIX в., или вернее только по X ревизии 1959 года. Во всяком случае, именно по этой ревизии высчитывают 54 665 «башкир из тептярей» и 34 665 «башкир из мещеряков». (Янгузин Р. 3., Хисамитдинова Ф. Г. Коренные народы России. Башкиры. — Уфа: Китай, 2007. — 352 с.). И, между прочим, это процесс образования «новобашкир», и понятное дело, из них «башкир», никак не определялся только результатми этой упомянутой ревизии. Однако оставим пока и это, как и вопрос, башкирами ли присоединялись к русскому государству, степ бай степ разные рода и племена, среди коих были рода и фино-угорского происхождения, как те же уфа-таныпцы ведущие свой род из марийцев.

Прежде чем продолжить далее, надо оговориться, или даже повториться, а ведь корректную картину этничности нашего края в период мощнейшей его колонизации практически, в общем-то, и не возможно выявить. Это, как раз и обусловлено практиковавшимся в Российской империи преимущественно сословным учётом населения, и в частности, или тем более в нашем крае. А вот собственно с завышенной башкирской демографией, взрывоподобно нарастающей в крае, когда башкиры одним только естественным приростом в разы обгоняли прирост пришлого населения, которое помимо естественного прироста, особо богато прирастало ещё и за счёт мощнейшей миграции, разобраться всё же несколько можно. И надо заметить, этот башкирский демографический взрыв происходил именно и только в тех уездах, где была особо богата миграция пришлого населения, т.е. на Северо-Западе края, а в остальных, скажем так, более башкирских уездах такового не происходило, и прирост башкир был даже ниже среднего.

К этому, к преувеличенности башкирской демографии, между прочим, подступался, и вполне выявлял это Раиль Гумерович Кузеев, когда по той же переписи 1897 года, он отмечал, что в башкиры были записаны 350-400 тыс. тептярей и мишарей. Лично я не гуманитарий, и тем более не специалист в исторической демографии, но тоже немного упражняюсь в этом, но здесь и сейчас всё же не за это.

А всё же, где татары в крае, как вопрошает упомянутый выше мой земляк?

Обратимся к его же словам, которые одновременно и ответом же являются, мол, напросились татары в край, в друзья и в родственники к башкирам. Т.е. сам же и указует на то, что наличествовали в крае татары. И на тот счёт, почему наличествовали, и не только татары, и в основном по какой причине, на каких условиях они селились в крае, есть мнение известного учёного Любавского М.К. и других тоже, что башкиры припускали на жалованные им вотчинные земли пришлых, не с доброты своей душевной, а только с желания облегчения своего податного бремени за это жалование. И надо заметить, что ведь бывало и так, что арендодатели, вотчинники земель к своим же припущенникам и устраивались в работники, в батраки. Не будем здесь и сейчас за это, как вспоминать и то, как тяжело менял башкирский народ свой уклад жизни в период той колонизации края, когда даже не только специалисты историки, а даже писатели вещали, что вымрет башкир, непременно вымрет сей башкир. И то, как покидали вотчинные земли башкиры, и где именно, тоже не станем здесь обсуждать.

Поговорим всё же за татар в крае. Нет, поступим даже проще, обратимся к работе академика Георги И.-Г. в её переизданном виде «Описание всех обитающих в Российском государстве народов: их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, упражнений, забав, вероисповеданий и других достопамятностей/И.-Г. Георги; предисл. и прим В.А.Дмитриева. -Перепеч. с изд. 1799 г. с испр. и доп.; изд. 2-е. —СПб. Русская симфония, 2007. — 808 с, 100 с. илл.».

Прежде всего, приведём небольшую выдержку из Аннотации к книге: «В данном энциклопедическом труде Иоганн-Готлиб Георги, немецкий ученый на русской службе, обобщает результаты собственных этнографических исследований а также работ известных российских исследователей С.Г. Гмелина, СП. Крашенинни- кова, И.И.Лепехина, Г.Ф.Миллера, П. И. Рачкова (по видимому имеется в виду П.И. Рычков –И.Г.) и других». В Аннотации также отмечается, что «эта работа, вышедшая в свет на русском языке в 1799 году по праву признана мировым эталоном этнографического исследования».

Думаю, нелишним будет привести и выдержку из Предисловия к книге с собственными словами Георги И.-Г : «…во время академических путешествий по России и Сибири побывал более или менее продолжительное время у следующих народов, производя у них наблюдения: у финнов, черемисов, чувашей, вогулов, остяков, пермяков, башкир, мещеряков, барабинцев, киргизов, различных татар, телеутов, монголов, тунгусов, бурят и калмыков, а также в наших бухарских, нагайских, армянских, индийских и других колониях» (подчёркунуто и выделено полужирным шрифтом мной – И.Г.). Т.е. учёный не только опирался на труды известных исследователей, но и сам был непосредственным наблюдателем, изыскателем особенностей и территории расселения описываемых им народов, перечисленных здесь.

Описание народов татарского племени изложено учёным в обширной второй части его книги. Надо оговориться, к татарскому племени по воззрениям того времени отнесены даже и не таковые народы, но нас интересует татарский элемент только нашего Волжско-Уральского региона и некоторых сопредельных территорий, а при этом не возникает никаких особых непонятностей. Да к тому же в книге имеется указатель этнонимов, в современном их понимании, для уточнения при необходимости используемых в книге этнонимов.

Собственно интересующие нас этнические элементы с этнонимом татары наиболее полно описаны в разделе «Казанские и Оренбургские татары» упомянутой второй части книги. Мы и начнем с это раздела. (Далее, подчёркивания и выделения текста Георги И.-Г полужирным шрифтом мои. Выдержки из текста академика, не разделяются по «халатности» моей ничем. И да надо оговориться, внимание здесь и далее уделено, прежде всего, географии расселения интересующего нас татарского элемента, а многое другое сопутствующего этому, хотя и с сожалением, пропускается. Но всё же надо и заметить, из не русских народов, собственно татары нашего края, выбраны Георги почти как в качестве некоего образца, эталона, для сравнения других с ними. – И.Г.).

Итак: «С того времени как Царство Казанское российской силой побеждено и к Российскому государству присовокуплено, рассеялись многие татары в продолжение сей войны, а остальные переселились, отчасти толпами, в непобежденные тогда еще татарские области; почему и сделано было в Казанском царстве гораздо больше во внутренних устроениях перемен, нежели в прочих завоеванных местах; и притом жилища как оставшихся на своих землях, так и возвратившихся старых обывателей перемешаны с селениями российских переведенцев. Прежняя Казанская губерния заключала в себе, кроме Казанской провинции, также Пермскую, Вятскую, и Пензенскую провинции, которые к Казанскому царству не принадлежали. Казанские татары живут не только по всей прежде бывшей губернии, но рассеяны и в соседственных наместничествах: Уфимском, Оренбургском, Воронежском, Калужском и проч.; и везде весьма многолюдны. В 1779 году в Казанском, Уфимском, Пензенском, Симбирском и Пермском наместничествах считалось татар мужеского пола магометанского закона 51 044, а крещеных 6686, число рассеянных по прочим наместничествам мне не известно; однако ж думаю, что также немало. В городе Казани имеют они две знатные слободы, из коих в одной находятся две каменные молебные храмины и оставшиеся от прежних еще времен высокие и круглые башни; а в другой построены две же деревянные молебные храмины. Все прочие татары живут по особливым деревням, которые смежны отчасти с российскими же, а отчасти и с татарскими селениями.

В течение российских побед узнали покоренные татары как кротость российского правления, так и неприкосновенность оного к их порядкам и вере, а потому и не обращались уже в бегство. При сем правлении многие казанские татары, с дозволением оного, перешли с прежних своих мест на жилище в другие страны, которые показались им привольнее, почему и умножилось число рассеянных станиц и селений этих татар в пограничных с Казанской губерниях, а именно: в Уфимской, Оренбургской, Тобольской, а отчасти также в Воронежской и в некоторых других. Станицы сии называются больше по тем местам и рекам, где и при которых они живут; однако они в житейских своих обрядах и в вере сообразны казанским татарам, почему и не премину, говоря об оных, и на сих ссылаться.

Оренбургских казанских татар отнюдь не должно смешивать с перекочевавшими в эти губернии ордами, как-то киргизцами и другими. Первые называются просто оренбургскими, а отчасти и уфскими татарами. Прямые оренбургские татары живут в Оренбурге и по крепостям Оренбургской линии при реке Урал частью рассеянно, а частью в особливых слободах, в собственных деревнях и в городке Каргале на реке Сакмаре, в 18 верстах от Оренбурга. В сем месте находится селение казанских татар, которое завелось в 1755 году под начальством старейшины их Сайка, и в 1773 году платило уже оклад за 2190 душ мужского пола. Место сие нескудное; в нем есть четыре молебные храмины и немало нарочито огромных каменных домов, которые, впрочем, в этих странах все еще редко попадаются. Уфские городские и деревенские татары суть древние беглецы казанские, и они многолюдны. В Оренбургской Исетской провинции ведется уже с лишком сто лет селение, состоящее из нескольких деревень и прозывающееся по Ичкинскому ручью. В Рязанском наместничестве имеют казанские татары у Касимова особливую слободу; да сверх того, как в сем наместничестве, так в Астраханском и Тобольском, живут сии татары небольшим числом отчасти между россиянами, а больше между другими татарами рассеянно. Все оренбургские казанские татары числом превосходят настоящих казанских; да и прочих, в рассеянии живущих, наберется не меньше, как и казанских.

Казанские татары вообще получили название свое от главного города Казани; а она прозвана так от татарского слова казан, котел, который слугой основателя сего города, хана Алтына Бека, опущен не нарочно, когда он черпал господину своему на умовение воду, в речку, называемую ныне Казанкой. Впрочем, они, по собственным их преданиям, не особливого колена, но произошли от оставшихся тут на поселении разных поколений ратоборцев и от привлеченных торговлей в Казань иностранцев, а особливо ногайских татар, которые все чрез соединение свое в единое общество составили особый народ.

Вид и нрав казанских и вышедших от них татар не токмо весьма сходен, но и прочим порядочно поселившимся магометанским татарам нарочито сообразен.

Оренбургские, Троицкие и другие торги с киргизцами, бухарцами и иными азиатцами производят по большей части наши казанские и иные татары, а особливо в Каргале живущие. В Казани многие из них упражняются в выделке юфти и козлов и в гуртовом мыловарном деле. Очень многие сапожничают и шьют одну только козловую обувь, которую украшают отчасти и золотыми узорами; некоторые же обращаются в других ремеслах.

Они ко всяким промыслам способны; но как им немного надобно на прожиток, да и прихотей по их состоянию дальних иметь не могут, то мало они о достатках и заботятся.

В казанских и оренбургских татарских деревнях бывает дворов от 10 до 100. По большей части знает всякая деревня свои происхождения, а иногда имеет оные и на письме. Они были подвижные станы стадопасов, подобные болгарским: но как со временем, при умножении народа, пределы их стеснились, то жители тамошние мало-помалу принялись за землепашество, которое ныне по большей части есть главное их дело, и стали жить на одном месте. Нынешние татары могут назваться изрядными земледельцами, которые не дают пашням своим отдыхать, и потому чаще, нежели российские крестьяне, оные удобряют. До пчеловодства они великие охотники; и видны между ними повсюду искусные и богатые пчеляки. Всякая почти деревня имеет своих кожевников, сапожников, портных, красильщиков, кузнецов, плотников и других сим подобных ремесленных людей. Трудолюбивый деревенский женский их пол прядет и ткет собственную шерсть или лен и пеньку своего приобретения. В Уральском Городке ткут татарки из некрашеной верблюжьей шерсти нарочито тонкий камлот, который называют они на своем языке армяком, на стану, подобном тому, на каком простолюдины ткут у нас тесьму и прочее.

Казанские и другие татары несут одинаковую с природными российскими подданными тягость, состоящую в небольшом подушном окладе, в давании некоторого числа рекрут или в исправлении вместо того козацких служб.

Дворы городских и деревенских татар одинаковы не только в другом чем, но и в самой величине и крае».

А сейчас про Мещеряков.

Горги пишет: «Мещеряки составляют особое татарское колено, которое ныне заключает в себе около двух тысяч семей, из коих четыреста пятьдесят шесть вИсетской провинции между башкирцами, а прочие в Уфской провинции, отчасти между уфскими татарами, а отчасти и между башкирцами, живут, следовательно, все в Башкирии, и потому в Уфимском, а частью в Пермском наместничествах.

В четвертомнадесять [четырнадцатом] столетии, да может быть еще и ближе к нашим временам, жили они на Нижней Оке между мордвой, или муронами, и черемисами. А как перешли они в Башкирию, то принуждены были башкирцам, как помещикам, платить с каждой семьи по 25 копеек поземельных денег. Во время башкирского бунту в 1735 году и после доказали мещеряки правительству свою верность и преданность; почему оное и освободило их от платежа башкирцам поземельных денег : и вместо всякой подати повелело исправлять им козацкую службу.

С виду походят они нарочито на уфских татар. Во нравственном же состоянии ближе подходят к башкирцам, однако ж они не столь суровы, поумнее, в магометанском своем законе тверже и верность к государю наблюдают больше, нежели башкирцы.

Мещеряки западного, или уфского, Урала живут почти все во всегдашних деревнях. Скотоводство их невелико, однако ж есть главный их промысел, от которого они так, как и от изрядного пчеловодства, преимущественно заимствуют свое пропитание; но притом и землепашества совсем не пренебрегают.

У исетских мещеряков точно такие же порядки в рассуждении зимних и летних деревень, как и у башкирцев, с коими они также и без разбору кочуют и обходятся дружески; но вообще не столь они зажиточны, как башкирцы.

В вере, жилищах, пище, делах, увеселениях и во всем, к житейским обрядам принадлежащем, подобны они частью башкирцам, а частью уфским татарам; только школы и священнослужители у них лучше башкирских, и потому они, яко разумнейшие магометане, не столько суеверны и в обхождении милее, благосклоннее и опрятнее».

Асфандияров А.З. писал, что «Все мишари в 1930-х гг. пополнили татарский этнос».( «Башкирия после вхождения в состав России (вторая половина XVI – первая половина XIX в.). – Уфа: Китап, 2006. – 504 с.», стр. 464). И там же Анвар Закирович, указует, что «тептяри — татарский, башкирский, марийский и удмуртский этносы» пополнили. Обратимся же к сведениям о тептярах И.Г Георги. И надо оговорится, они «тептери», описаны учёным в первой части книги, посвященной народам финского племени.

Читаем: «Тептерь — слово татарское и значит такого человека, который не в состоянии платить подушных денег. Оное пригодилось для основателей сей сволочи (т. е. сборного народа — Ред.), которая в половине шестнадцатого столетия, по случаю причиненного царем Иоанном Васильевичем Казанскому царству разрушения, собралась из черемис, чуваш, вотяков и татар в Урале, а особливо в составляющей Башкирию и к Уфимской губернии принадлежащей части, и весьма скоро стала многолюдна. Сии люди, употребляя разные, по неодинаковой своей природе, языки, и притом, будучи между собой различны в нравах, а отчасти и в вере, перемешались, исключая татар, так что иногда и нарочито трудно дознаваться, от какого происходят они племени. Они служат доказательством в новейшие времена тому, что при государственных смятениях могут новые народы и новые поселения получить свое бытие.

Правда, что побегом своим в горы и прилеплением к башкирскому народу освободилась сволочь эта от платежа податей; однако обстоятельство сие служило ей побочной только выгодой. Самая же важность состояла в том, что боялась она, дабы россияне совокупно со властью своей не распространили и христианской веры; а потому, хотя она и тогда уже была в заблуждении, однако, невзирая на все российского духовенства усердное старание об обращении их к православной вере, больше оказала упрямства, нежели и те народы, которые отвлекались от прародительского суеверия.

Тептери живут в построенных по обыкновению тех народов, из коих общество их состоялось, деревнях и дворах; порядок ведут в оных российский и татарский; а живут, либо разделяясь по коренным своим поколениям, либо без разбору. Всякое колено говорит собственным, однако весьма перемешанным с наречиями соседственных поколений, языком.

Люди сии пользуются почти всеми сельской жизни выгодами, и которые из них не ленивы, не развращены или не подвержены какой ни есть беде, то еще и зажиточны. Страна их весьма плодородна. Уральские леса и горы привольны к звериному промыслу, к содержанию пчел и к скотоводству. В землепашестве поступают по российскому, а в содержании пчел и в скотоводстве по башкирскому обыкновению; следовательно, как в одном, так и в другом деле преизрядно успевают. Сперва принуждены они были платить башкирцам поземельные деньги, но после бывшего между ними в начале нынешнего столетия мятежа они от того уволены и владеют теперь поместьями своими так, как собственно им принадлежащей землей.

Часто пишут, мол, тептяре были полной этнической солянкой, а ведь это не совсем так, и Георги верно заметил, что в общем-то да, так и было, но исключая татар. Сей факт, я уже анализировал, и это самое выходит из работ и Анвара Закировича Асфандиярова. Однако здесь и сейчас не будем останавливаться на этом.

Возвращаясь к выше приведенным словам Асфандиярова А.З., оговоримся чуток, как за мишар, так и за татар-тептяр.

Мишаре не пополнили татарский этнос, они в ём, и были, но, скажем так, с местечковым, региональным до определением. Это, что касается Российской империи в общем, а в нашем крае, они и вообще были более сословием. Сейчас не будем подробно за это, но заметим, что по той же переписи 1897 года, мещеряки, т.е. население говоряще по-мещеряцки наличествуют только в нашем крае, только вместе с башкирами и тептярами. А по всей остальной России, включая даже самые чын мишарские районы, они в полном мизере.

Как же тептяре-татары могли пополнить свой татарский этнос и вовсе не понятно, они в общей массе просто вернулись в него, отбросив бытовавшее в крае тептярское сословное определение. Однако, не все вернулись, некоторые и вполне немалым числом пополнили башкирский этнос, и некоторая, пусть и небольшая часть сохранила тептярский анахронизм, но таковые только из татароязычных. Я лично встречал одного тептяря, как он мне объявил.

Живёт он в Твери, и минемча татарча, но намного шустрее шпрехал.

Так вот такие пироги господа и товарищи земляки. А то всяки упществоведы быват объявляют татар и большевицким проектом и диаспорным народом, и всяко разно придумывают. А некоторые из их адептов что-ли, иль просто по глупости лично своей и вообще отрицают наличие в прошлом татар в крае.

У Георги в части описания народов татарского племени, приведены и Башкирцы тоже. Я хочу представить и это описание, но уже отдельно, а то мало ли чего.








Связанные темы и персоны