Рейтинг публикаций пользователей
Лучшие комментарии дня
Календарь новостей
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Лучшие комментарии недели
Лучшие комментарии месяца
Обсуждаемое за неделю
Обсуждаемое за месяц
Последние публикации
Заделался хакером? ...

Места у власти должны занимать умные и талантливые люди, иначе ничего хорошего ...
  3.12.2016   605   17

Башкирские яблочники ...

Конституция РФ на бумаге декларирует демократическое, правовое, социальное, ...
  3.12.2016   265   14

Учителя сошли с ума: ...

Младшеклассников в Оренбурге учительница заставила писать письма своим отцам на ...
  3.12.2016   511   33

Борьба с прогрессом: ...

Россия и Китай активно сотрудничают в области контроля над интернетом. Россия ...
  3.12.2016   290   12

«Особая ответственность» ...

В день 15-летия «Единой России» президент России Владимир Путин говорил об ...
  3.12.2016   240   13

Стыд и позор: Башкирские ...

Такого стыда за республику я давно не испытывала. Но Едросы, представляющие в ...
  2.12.2016   6518   41

Хамитов: Башкирия не ...

Глава РБ Рустэм Хамитов сообщил «Интерфаксу», что Башкирия не воспользуется ...
  2.12.2016   1085   30

Уфимская мэрия ...

Сразу два крупных провала образовалось на уфимских улицах. Фотографию первого ...
  2.12.2016   805   28

Достоин уважения: ...

Роскомнадзор подал на компанию в суд, однако проиг-paл из-за недоказанности ...
  2.12.2016   761   11

Устал, но только вперед ...

Президент РФ Владимир Путин 1 декабря обратился к Федеральному собранию с ...
  2.12.2016   1769   29

Темы и персоны
Архив публикаций
Декабрь 2016 (17)
Ноябрь 2016 (164)
Октябрь 2016 (183)
Сентябрь 2016 (173)
Август 2016 (153)
Июль 2016 (156)
Читаемое за неделю
Читаемое за месяц

Башкирия, дело «Уфагубъ». Счет 5:0 не в пользу следователей

0


Долгое посещение судов – занятие не для слабонервных и восприимчивых. Это только сначала любознательному наблюдателю все в новинку, все интересно. Постигая немудреные правила пребывания в этих стенах, вписываясь в нехитрый судебный уклад, новички не сосредотачиваются на своих внутренних, глубинных ощущениях, как-то не до этого, тут бы побыстрее научиться держаться ближе к стенам, когда ведут конвоируемых. Но вот твоя нога привыкает к ступенькам лестницы, а взгляд твой – к незамысловатому казенному интерьеру, но вот ты можешь пройти по коридору к ставшей «своей» двери даже с завязанными глазами, но вот здороваешься с приставами, которых знаешь в лицо, уже автоматически.

Башкирия, дело «Уфагубъ». Счет 5:0 не в пользу следователей


И тут приходит понимание, что ты находишься в месте, где сосредоточены горе, беда, нищета – духовная и материальная, - и множество другого из того, что мы зовем «негативом». С какого-то момента пребывание в такой концентрации «негатива» начинает исподволь, незаметно, но весьма ощутимо давить на сознание. Это давление атмосферы нe-благополучия можно перетерпеть, просто сжать зубы и перетерпеть. Преодолеть.

Преодолевать приходится многое. Бывая в Ленинском суде на заседаниях по делу сайта «Уфагубъ», приходится преодолевать ощущение бессмысленности всего происходящего. Вот уж где приходит восприятие людей как винтиков в общем гигантском механизме. Маховик раскручен, скрипучая ржавая махина государства, как каток, медленно и неотвратимо плющит всё живое, что находится на её пути. Мы-то по наивности ещё полагаем, что на что-то можно повлиять, что доводы разума могут возыметь действие, что «маятник, качнувшись вправо, качнется влево». Судья нахмурился, судья улыбнулся – мы этому какое-то значение придаем, один прокурор засмеялся при чтении показаний, другой – взорвался и вспылил, как баба на базаре – а мы из этого какие-то выводы делаем. А ведь судья мог нахмуриться из-за того, что у него гвоздь в ботинке, а засмеяться – в предвкушении будущего ужина. На а самом деле - сценарий давно написан, и правки в него уже внести невозможно.

Свидетельские показания? А судья может заявить, что не считает их заслуживающими доверия. Противоречия – а они не существенны. Иные доказательства или факт отсутствия таковых – а не произвели должного впечатления. Все упирается в волю судьи, а чем задается вектор судейской воли, лучше не говорить. И никакое общественное мнение не изменит ничего не на йоту. Любая по-пытка что-то изменить заранее обречена на неуспех. Прокуроры пытаются изобразить что-то оформленное, подсудимые и их адвокаты – передать абсурдности ситуации, потерпевший – принять вид потерпевшего, наблюдатели – выразить впечатление которое может кого-то в чем-то убедить. Но все это – пустое сотрясание воздуха.

Так-то бы оно и так. И вроде все бесполезно, и сделать ничего нельзя, каждый сверчок должен знать свой шесток, и квод лицет бови... Но! Одно пустяковое «но, от которого иллюзия бесполезности рушится, как карточный домик, рассеивается, как дурное наваждение. У каждого это свое «но». У меня оно незначительное, нелогичное, неубедительное для других, но это мое «но». И звучит оно так – но слишком сильна негативная реакция на мои описания происходящего, чтобы говорить о полной бесполезности каких бы то ни было усилий изменить что бы то ни было. Проще говоря, слишком много раздраженных воплей. Кричите дальше, господа оппоненты, о том как вам все это не нравится – как вас раздражают описания зеленых босоножек и скамеек с куртками. Если раздражаетесь – значит, все не зря.

5 июля, вторник

Описание прошлой недели пока опустим. У меня было слишком много дел, я тут словесностью все больше занималась. Занималась успешно. О результатах чуть позже. О прошлой неделе кто-нибудь другой напишет, мало ли народу там присутствует. Но о событиях минувших вторника и среды я вам все же расскажу.

Итак, вторник. Ждем открытия двери в зал судебных заседаний. Там раотающий корндиционер, там не жарко. Знa-кoмый силуэт широкополой шляпы – Михалыч тут. Если Михалыч пришел – быть чему-то интересному, примета верная. Кареглазый мужчина в полосатой футболке – новое лицо. Что бы там ни говорили, но если за блогеров в такую жарищу пришли «поболеть», это о чем-то говорит. Вполголоса обсуждаем явку свидетелей – на это заседание приглашены семь человек, явился пока один. Кто-то спросил, что там с тем, кого считают Епифаном. Кто-то ответил, что, по слухам, у него конфисковали компьютер и бытовую технику...

Запускают в зал, рассаживаемся. Как прекрасное видение, появляется юная особа прелестного вида. Cту-дeнтка-практикантка. Что ж, пусть поcмo-тpит, как свободу слова судят. У меня тут уже «свой» стул на «своём» месте, я сижу на нем боком, и понаблюдаю за дe-вушкой в ходе заседания. Она будет сидеть, почти не меняя позы, кучки сложены на коленях, и пристально наблюдать за говорящими. Потом я спрошу, уже после заседания, не пожалела ли она, что поприсутствовала на таком событии. «Было интересно» - сдержано ответствовала будущий юрист.

В зал заходит свидетель, уже не юный и не блещущий отменным здоровьем. Кажется, мы с ним на митинге виделись. Он немного смущен, он не в своей тарелке, немного растерян. Я предлагаю ему присесть, посидеть в прохладе. У пристава на этот счет другое мнение. Низзя! Но разум таки возобладал, и свидетель ненадолго присаживается. Он шепотом спрашивает «А что говорить-то?». Я отвечаю то, что всегда говорю в таких случаях, когда свидетели спрашивают совета: «Правду!» Чуть-чуть передохнув, свидетель выходит.

Судья на этот раз не заставляет себя долго ждать. Продолжается допрос свидетелей.

Входит наш свидетель. Как он преобразился, однако! Отвечает четко, доходчиво, уверенно. Оп-па, у него, оказывается, два высших образования и ученая степень. С Интернетом знa-кoм давно.

О сайте «Уфагубъ» узнал лишь тогда, когда состоялось знa-кoмство со следователем. О существование «Уфагуба» даже не подозревал. Именно это и говорил следователю. Следоватль рассказал о сайте, предъявил какие-то комметрарии, которых он никогда не писал. Но все же подписал все, что было написано следователем в протокле допроса. Проявил малодушие, потому что следователь пригрозил, что будут неприятности и изымут компьютер.

Прокурор (это который нервный и пожилой) пытается поймать на противоречиях в показании – с какого времени свидетель в Интернете, но это ему не удается. Прокурор интересуется, какими сайтами свидетель интересуется. Сайтами по специальности, свидетель филолог.

Визуально с обвиняемыми не знa-кoм, но фамилии ученых Кучумова и Габдрафикова ему известны, так как это известные ученые. После того, как следователь любезно познa-кoмил его с УГ, свидетель туда сходил, заглянул на этот сайт, но он уже не был полнокровным. Прокурор клонит к тому, чтобы свидетель высказал свое отношение к увиденному. Свидетель отвечает, что глубоко не вникал, и сайт предстал перед его взором только в виде обломков.

- А откуда вы знаете что это обломки? – любопытствует прокурор с какой-то надеждой.

- Я знa-кoм с Интернетом, и знаю, как выглядят полноценные сайты – с достоинством отвечает свидетель. Взгляд прокурора мрачнеет, он оглашает первоначальные показания. Автор – хлопчик из центра Э. В показаниях говорится, что свидетель посещал, оставлял комментарии в адрес администрации сайта против разжигания, но они были изменены… Ну это уже классика.

Свидетеля отпускают. Пока никого нет, адвокат Швецова предлагает расcмo-тpеть ходатайство. Какое именно, их же целая пачка? Адвокат выбирает одно, от 39 ареля начинает зачитывать. Текст я уже слышала, речь о нарушениях.

Куда-то делось 65 страниц обвинительного текста. Нарушен принцип подсудности УПК, вменяемую Щвецову статью должен был рассматривать следователь ФСБ, а не прокуратуры. Потерпевший должен был обращаться в мировой суд, а не к следователю. Уфагубъ не является СМИ, это подтверждено судом. Пользователь Маслеников уже был осужден за те же самые комментарии. Сайт нужно судить по месте его нахождения, то есть в США. Следователи вовремя не пресекли работу сайта.

Прокурор отвечает все в том же духе: потом, потом, на другом этапе судебного разбирательства. Судья повторяет: потом, потом..

Потом суп с котом.

Потом приходит прекрасная дама, счастливая мать двух взрослых сыновей. Компьютер умеет только включать и выключать, в Интернет никогда вне входила. Вообще никогда! Комментариев, соответственно, тоже не оставляла. Следователь ей сказал, что кто-то с ее компьютера выходил на сайт с неприличными фото.

Зачитывают первоначальные показания, из них следует, что оставляла. Коронная фраза «Могу лишь предположить…». Тут к гадалке не ходи, автор – хлопчик из центра Э.

Свидетельница говорит, что допрос прошел быстро, за 10 минут. Хлопчик сам все написал и сакзал «Ничего такого там нет» , она и пописала поскорей. По д тем, что на сайте нехорошие люди с неприличными материалами.

Момент истины. Улыбаются все, кое-кто смеется. Судья и тот улыбается, молодой прокурор хихикает, не улыбаются две – пристав и старый прокурор. Тот – мрачнее тучи.

Судья интересуется как на эту историю среагировали сыновья. Сыговья тоде ничего не писали. Делать им что ли больше нечего?

День заканчивается. «Фарс!» - бросает новичок в полосатой футболке. Действительно – фарс.

6 июня, среда.

Уже до заседания знаем, что приглашено 10 свидетелей, а приехали трое – из Кандров, Туймазов и Белебея. Шутим, что по делу блогеров можно географию Башкирии учить. Полку наблюдателей прибыло – богатырского сложения юноша, в белой футболке и с тa-ту на руке, присоединился к очаровательной дe-вушки. Он cту-дeнт БГУ, юрфак. Почти все заседание он просиди с полуоткрытым от удивления ртом. Учись, cту-дeнт. Запоминай, как это было. Наши – Михалыч и новичок – тоже здесь. А народу все прибывает и прибывает. Со стороны потерпевшего – один представитель, самого страдальца нет. Не густо у него с почитателями, не густо. Поначалу-то кто-то ходил, а нынче вовсе никого.

- Николай Анатольевич, надо же, вчера вы про Сизова вспоминали, и через два часа с ним такое несчастье приключилось! – удивляется кто-то, обращаясь в Швецову.

Сидим в прохладном зале, мирно беседуем. Некий юноша в штатском начинает рассказывать, как нам нужно себя вести. Это пристав. Народ интересуется, почему наш нравоучитель без формы. Не выдали – отвечает пристав.

Появляется команда прокуроров – очень невеселая. Один из обвиняемых посочувствовал ведомству прокуроров и даже предложил отложить сегодняшнее заседание.

Начинается. Первый свидетель приехал из Кандров, молодой человек с высшим образованием. На «Уфагубъ» заходил, статьи почитывал. Нечасто, раз 3 в месяц. Что-то заинтересовывало, что-то нет. Еще и комментарии оставлял под статьями, которые нравились (Ого! Свидетель обвинения говорит, что ему статьи на УГ нравились!) Комментарии, оставленные им, оскорблений не содержали, потому что он знает, что за содержанием комментов следят соответствующие службы. Штук пять всего оставлял.

Как проходил допрос? Приезжали, допрашивали. Показали комментарии, которые он не писал. Все происходило быстро, сумбурно. Сели, записали.

Прокурор, поиг-рывая интеллектом, пытается вырвать у пa-pня признания в разжигании сайтом межнациональной ненависти. Не на того напал! Свидетель говорит, что на сайте писали правду, что ему нравились статьи на тему истории Уфы. Ничего оскорбительного он там не увидел. На межнациональные темы ему читать не интересно. Он бы не сказал, что там сильно затрагивались национальные группы.

Прокурор опускается до того, что спрашивает о национальности свидетеля. Как будто это что-то меняет. Свидетель с гордостью отвечает, что он татарин и как татарина его там ничего не задевало. Прокурор падает ещё ниже – начинает строить предположения и использовать непрофессиональную лексику: а могли бы задевать? Что значит «задевать»? Оскорбл-ять и задевать разные вещи. Любая нормальная статья должна задевать за живое, но это не значит, что она оскорбительна. Свидетель держит линию – принципиально, до глубины души никого в статьях не задевали, а комментарии он больно не читал.

Но когда один из защитников по-пытался выяснить, какие контролирующие органы, по мнению свидетеля, отслеживают содержание комментариев, прокурор протестует. Прокурор не готов выслушивать те мнения свидетелей, которые ему не нравятся и готов выслушивать любые предположения, которые нравятся.

Судья, редко спрашивающий о чем-то, спрашивает, не интересовался ли свидетель судьбой своих комментариев. Не интересовался, говорит свидетель. И еще раз подтверждает: предъявленные ему комментарии были не его. Левые, не мои. Не «переделанные из моих», а точно «не мои». Свидетеля отпускают. «До свидания!» С теплой интонацией говорят подсудимые пa-pню. «Спасибо!» - не слышно шепчу я.

Прокурор огорчен. Следующий!

Мужчина из Туймазов, лет сорока. Женат, двое детей, среднее образование. Одет очень просто. Предприниматель. Как легко надавить на частного предпринимателя в Туймазах, при бездействии тамошней прокуратуры, при том разгуле преступности, что свойственен этому городку, мы все осведомлены.

Я вижу, что в отличии от первого свидетеля, второй волнуется, отвечает не слишком уверено. А вот рассказ про то, как велся допрос, меня трогает. Я понимаю, что свидетель во время допроса испытывал.

В Туймазы по этому поводу На допрос вызвали сразу обоих, его и жену. Долго искали свободный кабинет, наконец, нашли. Следователь что-то спросил про детей, сказал, что потом допросит жену. Свидетель думал, скорей бы это кончилось. И ещё – «лишь бы детей не приплетали».

И вот теперь новое испытание, допрос наших прокуроров.

- В связи с чем вы читали этот сайт? – укоризненно спрашивает прокурор.

Как все, отвечает свидетель. Читал статьи. Про Урала Рахимова. Общие впечатления? Не помнит. Комментарии оставлял, бывало. Следователь показывал какие-то распечатки комментариев. Он поверил, что это его комментарии, потому что там был указан номер его Айпи-адреса. Предъявленные ему комментарии он не оставлял.

Прокурор говорит о существенных расхождениях в предыдущих показаниях. Оглашаются предыдущие. Из них следует, что свидетель сильно возмущался Уфагубом, многое говорилось про стилистику и разжигание. Допрашивал, кстати, сам Вахитов.

Адвокаты пытаются выяснить, все ли слова в протоколе принадлежат свидетелю. Свидетель признается, что «писали как бы вместе», что-то следователь ему подсказывал. Наводящие вопросы были.

Прокурор пытает про «общие впечатления». Свидетель говорит «Не помню». Он и сейчас хочет, чтобы все это побыстрее закончилось. Наконец его отпускают. Он уходит с чувством облегчения. Он избавился!

Следующий свидетель из Белебея, молодой мужчина. Кладовщик. Больше интересуется сайтами про погоду и машины, с Уфагубом знa-кoм не очень. Случайно один раз попал. Первое впечатления – «Грязь полная».

Прокурор довольно улыбается, но он явно поспешил. «Полная грязь» в понимании свидетеля заключается в первую очередь в присутствии критики в адрес правительства РБ и правоохранительных органов. Свидетель обвинения невольно показал, за что судят блогеров – за критику в адрес тогдашнего правительства РБ и правоохранительных органов. Приходится подключаться прокурору, направлять беседу. «Что-то было межнациональное» - не слишком уверенно признает свидетель. Про правительственную грязь он говорил более убежденно.

Один комментарий свидетель оставлял. Разумеется, приличный. Нецензурного на сайте вроде бы ничего не было. Прокурор пытается перевести акцент с правительственно-судебной грязи на разжигание. «А что было оскорбительного? Хлесткого? Бичующего»

Интересно, в какой степени хлесткость является уголовно-наказуемым деянием?

Комментарии предъявлялись в виде распечатки. (Оп-epативники могли написать какой угодно комментарий, подставить телефон или айпишник допрашиваемого – и он поверит чему угодно). Тут кто-то догадывается спросить, как выглядел этот сайт. Свидетель не помнит. Свидетель, недовольный «грязью», вдруг делает ценное признание:

- Я не утверждаю, что это комментарий именно с того сайта, о котором идет речь. Заходил на какой-то сайт, название которого не запомнил, оставлял комментарий – но что именно на этот – не уверен.

Прокурор встревожен. Как так? А так. Свидетелю подсказали, что это комментарий с «Уфагуба». Свидетелю подсказали, как сайт назывался. И кто же допрашивал этого свидетеля? Правильно, хлопчик из центра Э.

В конце заседания пристав все же меня упрекнул: улыбаюсь слишком радостно. Ну так ведь если в парандже приду, чтобы улыбки не было видно – не пропустят.

***

Пятеро свидетелей. Все разные. Разные убеждения, разные национальности, и место жительства – все разное. Большинство говорит не то, что на первом допросе. Это о чем-то говорит? Тот, кто наиболее согласен с тезисом о разжигании – рассказал что боялся за детей, следователь подсказывал, и вообще плохо помнит. Тот, кто говорил о грязи в адрес правительства – рассказал о том, что название сайта ему подсказали, что он не уверен, что оставлял на комментарий именно на «Уфагубе». Тот, кто комментарии все-таки оставлял – не нашел на «Уфагубе» ничего разжигающего. Первый свидетель вообще подтвердил, что следователь запугал отнятием компьютера. А нашу славную и правдивую даму просто обманули, напугав ее какой-то ерундой. Два дня работы – и каков результат? Можно ли доверять этим прокурорам? Можно ли доверять этому следствию? Вы ему до сих пор верите?

Думайте, сопоставляйте, решайте.

Екатерина Некрасова, «Уфимский Край»




Связанные темы и персоны


Другие публикации по теме

  • Изображение
  • Гость
  • 1 | 08.07.2011, 08:36 | Автор: Не зарегистрирован
    Публикации: 0 | Комментарии: 0 | Рейтинг: 0
А где гирей, доказывающий однобокое освещение башНАЦИправосудия Екатериной Некрасовой?



0

  • Изображение
  • Гость
  • 2 | 08.07.2011, 11:28 | Автор: Не зарегистрирован
    Публикации: 0 | Комментарии: 0 | Рейтинг: 0
Комментарий скрыт в связи с отрицательным рейтингом.
Чо то чешится там у Некрасовой (Нургалеевой-Кухарки))



0

  • Изображение
  • Гость
  • 3 | 08.07.2011, 12:48 | Автор: Не зарегистрирован
    Публикации: 0 | Комментарии: 0 | Рейтинг: 0
# 2 -му! Слышь borman а тебе не кажется, что этим коментом ты явно (без сомнений) настойчиво напрашиваешься на знa-кoмство с прокуратурой? Не то что бы в прокуратуре любили Некрасову..просто для демострации ее непредвзятости.
Или ты так уверен в своем прикрытии?



0

  • Изображение
  • Участник
  • 4 | 08.07.2011, 13:46 | Автор: Михалыч
    Публикации: 179 | Комментарии: 1144 | Рейтинг: +1207,3
А Гирею некогда на УЖе Некрасову разоблачать. Он теперь главный курулТАЙНЫЙ СОВЕТНИК, должность высокая и отнимающая все его драгоценное время. Он теперь даже как "потерпевший" на суде не появляется, забросил социальную философию (захиреет философия в его отсутствие). Мысли о высоком предназначении всемирного курултая не дают ему даже спать по ночам, особенно его волнует финансирование Великого Всемирного Курултая из наших с вами денежек.



0

  • Изображение
  • Эксперт
  • 5 | 08.07.2011, 14:05 | Автор: Кухарка
    Публикации: 1365 | Комментарии: 52425 | Рейтинг: +11312,6
# 2 | Автор: borman
Ты - идиот.
Сколько раз повторять одноклеточным, что Кухарка, в отличие от Некрасовой - имеет детей(сына) и старше ее лет на 10-15. И Кухарка - отнюдь не журналист.



0

  • Изображение
  • Гость
  • 6 | 08.07.2011, 19:18 | Автор: Не зарегистрирован
    Публикации: 0 | Комментарии: 0 | Рейтинг: 0
а меня вытошнило от комментария про пищеварение у лошади=уважаемый суд, привлеките комментатора за моё физическое отвращение к нему.наказание- блевануть на него хачу омерзением. дама из парралельного мира.



0

  • Изображение
  • Гость
  • 7 | 09.07.2011, 19:06 | Автор: Не зарегистрирован
    Публикации: 0 | Комментарии: 0 | Рейтинг: 0
Умных,образованных людей судят на этом заказном судилище, а главное ВООРЬЁ в австрии балдеет - "правильным" путём идёшь башкирия



0