Рейтинг публикаций
Лучшие комментарии дня
Календарь новостей
«    Февраль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829 
Лучшие комментарии недели
Лучшие комментарии месяца
Обсуждаемое за неделю
Обсуждаемое за месяц
Последние публикации
Сам уже в окопе, старый ...

Спикера Курултая Башкирии возмутило отсутствие очередей из желающих пойти на ...
  29.03.2023   40416    2949

Зря карлик ползал на ...

Главные заявления Владимира Путина и Си Цзиньпина по итогам переговоров в ...
  21.03.2023   15393    73

Военный преступник. ...

Международный уголовный суд (МУС), расположенный в Гааге, выдал ордер на арест ...
  17.03.2023   43162    69

Молодежь в гробу видала ...

Глава ВЦИОМ пожаловался, что новое поколение российской молодёжи ставит личное ...
  16.03.2023   35534    32

Пыня пошутил над холопами ...

Путин призвал судей защищать права и свободы россиян. Путин назвал эффективную ...
  14.02.2023   39566    273

Борьба дерьма с мочой ...

Сообщают о неком циркулярном письме министерства обороны, которое предложило ...
  12.02.2023   31656    22

Ублюдочный путинизм в ...

Министерство юстиции России включило в реестр иностранных агентов певицу ...
  11.02.2023   22838    33

Фильм о преступлениях ...

В декабре 2003 года в Башкирии совпали выборы в Госдуму и выборы президента ...
  15.01.2023   33848    252

Утилизация холопов, ...

Путин назвал положительной динамику военной спецоперации на Украине. Президент ...
  15.01.2023   15239    8

Подох этот, подохнет и ...

Сегодня, 11 января, так и не дожив до суда, скончался Муртаза Рахимов. Ему было ...
  12.01.2023   21810    80

Читаемое за месяц
Архив публикаций
Март 2023 (4)
Февраль 2023 (3)
Январь 2023 (5)
Декабрь 2022 (4)
Ноябрь 2022 (3)
Октябрь 2022 (1)

Исторические картинки Михаила Роднова. Картинка 44. Как хоронили главного уфимского террориста

2



На улице Коммунистической сохранилась усадьба купцов Сазоновых. Здесь провёл юность главный (не дай Бог, пока) террорист из уфимцев. 15 июля 1904 года в Петербурге он бросил бомбу в карету министра внутренних дел В.К. фон-Плеве, разорвавшую того на куски.

Исторические картинки Михаила Роднова. Картинка 44. Как хоронили главного уфимского террориста


Это был Егор Сазонов (1879–1910), известная фигура революционного террора в России начала XX столетия. После теракта – каторга в Забайкалье, где Сазонов покончил жизнь самоубийством 28 ноября 1910 года в знак протеста против избиений заключённых.

Читатель может видеть рядышком портрет фон-Плеве работы И.Е. Репина и фотографию несчастного уфимского боевика с каторги.

Исторические картинки Михаила Роднова. Картинка 44. Как хоронили главного уфимского террориста


Интерес представляет посмертная судьба самоубийцы-террориста. Новые революционные власти с удовольствием «раскрутили» фигуру изменника Отечества. Именно с Сазонова началась в нашей благословенной Уфе вакханалия с возведением памятников и переименованием улиц «в честь» всяких подонков или обманутых теми простых людей, попавшим в жернова Красного колеса. И безобразие с возведением памятников в Уфе продолжается (не будем уточнять). Начальники в своих тихих кабинетиках сами решают, не считаясь с мнением горожан, какого истукана вознести на постамент. Если бы мы могли тоже решать, какой памятник поставить им на даче, вот бы было визгу!

Но перенесёмся в далёкий и печальный 1917-й год. После свержения царя-батюшки, так и не отдавшего наш Крым империалистам, семья Сазоновых начала попытки доставить тело Егора и похоронить его в Уфе. В марте 1917 года Уфимский губернский комиссар Временного правительства сообщил родителям Сазонова, что не возражает против перевода «в Уфу для предания земле, погребённого в городе Зерентуе, Забайкальской области, тела Егора Сазонова», для чего родственникам нужно обратиться к военному губернатору названной области. Начались хлопоты.

А возвращавшиеся из ссылок и тюрем бывшие каторжане проезжали через Уфу, родину террориста. В марте 1917 года в нашем городе ненадолго остановилась известная революционерка, член руководства партии эсеров Е.К. Брешко-Брешковская, как её высокопарно тогда именовали – «бабушка русской революции» [Брешко-Брешковская Екатерина Константиновна (1844–1934), один из лидеров партии эсеров, умерла в эмиграции. В мае через Уфу проезжала и другая видная эсерка Мария Спиридонова].

Вот что бабуля рассказывала петроградской прессе: «В Уфе я задержалась… стариков Сазоновых надо было известить. Нашего-то Егора Сазонова знаешь? Не дождался он… Да… А старики-то у него простые люди, староверы. Мать всё время уж очень убивалась о сыне. Не понимала, за какое он дело погиб. Я утешила её, растолковывала и прежде, да тогда не помогало. А вот теперь и говорю ей: "понимаешь, за что сын твой погиб? За кого душу свою положил? За счастье народное". Просветлели старики, поняли… Плачут, да уж от радости. Ну, ночевала у них, не отпустили – побеседовала». Так что, улица Коммунистическая может, хм, гордиться, что её посещала когда-то такая знаменитая эсеровская революционерка.

Наконец, министр юстиции Временного правительства А.Ф. Керенский выдал разрешение «З.С. Сазонову на перевезение в г. Уфу праха его брата Е.С. Сазонова (убившего министра Плеве), умершего в Акатуевской каторжной тюрьме». И 25 мая 1917 года в 10 утра с поездом из Челябинска прибыло тело боевика. Через пару дней уфимская пресса подробно рассказала как встретила родина останки своего блудного сына: «25 мая утром в Уфу прибыл из Зерентуйской каторги прах известного социалиста-революционера Егора Сазонова, убившего в 1904 году министра внутренних дел Плеве.

В тот же день, в 4 часа дня был назначен вынос тела с вокзала.

Ровно в 4 часа из товарного вагона, украшенного живой зеленью при стройном пении похоронного марша и гимна «Замучен в тяжёлой неволи...», цинковый гроб с прахом Сазонова, накрытый шёлковым красным с живыми цветами покрывалом, был вынесен. Гроб сопровождали родные Сазонова и близкие товарищи.

Гроб, предшествуемый портретом Сазонова, снятым в арестантской куртке, был вынесен на площадь перед вокзалом. К этому времени вся площадь была занята организованными рабочими, построенными в колонны вместе со своими революционными знамёнами…

Лёгкий ветерок плавно колыхал красные и чёрные знамёна… Гроб был поставлен на средине площади. Над гробом развевались чёрные знамена с надписями: «Славному борцу за дело свободы Егору Созонову от признательных товарищей социалистов-революционеров», «Вечная память борцам за свободу!»…

В процессии приняли участие организация социалистов-революционеров, уфимский комитет р.с.-д.п., районный ж.д. к-т р.с.-д.п., союз почтово-телеграфных служащих, организованные рабочие отдельных жел.-дор. цехов и др.

2000–3000 человек пришли встретить прах смелого борца…

Вся площадь, прилегающая к ней возвышенность и близ лежащие места были заняты народом…

Начались речи…

Первым говорил представитель уфимского комитета партии с.р. С.И. Бриллиантов. Он указал на значение акта, совершённого Егором Сазоновым, в деле борьбы за свободу. Отметил его значение для работы партии с.-р.

От совета рабочих и солдатских депутатов сказал слово т. Титов.

От уфимской губернской конференции р.с.д.р.п. выступил т. Родионов; от уф. к-та р.с.д.р. п. – тов. Свидерский, сказавший краткую и яркую речь, отметив то значение, какое бомба Сазонова имела в глухую тёмную ночь русской реакции 13 лет тому назад.
От студенческой социалистической организации выступил т. студент. Выступил последний со словом т. Плаксин, работавший когда-то в Уфе вместе с Сазоновым.

После каждой речи хор рабочих медленно и торжественно пел похоронный марш. Стоящий у гроба военный оркестр мощными звуками похоронного марша оглашал воздух.

По окончании речей, гроб был поднят на красные носилки… И вся процессия тронулась стройными рядами с развевающими революционными и траурными знамёнами, с пением и при исполнении оркестром похоронного марша, по шоссе по направлению к пароходным пристаням, где поднявшись к Центральной [Ленина] улице направилась по этой улице по направлению к центру города…

По пути шествия, народ, идущий на встречу останавливался и потом присоединялся к процессии. Из окон домов также наблюдало процессию не мало граждан г. Уфы.

Пройдя по Центральной улице до Приютской [Кирова] у. процессия повернула на Приютскую ул., откуда через Александровскую площадь [там нонче памятник М. Кариму] вышла на Александровскую улицу [К. Маркса].

Здесь, подойдя к редакции газеты «Земля и Воля», украшенной траурными флагами, процессия остановилась…

Поднялся на возвышение первый оратор и в продолжительной, прочувствованной горевшей горячей любовью к тому, чей прах был заключён в запаянном цинковом гробу, – речи подробно и ярко охарактеризовал всю жизнь Егора Сазонова.

Слушая этого оратора, проведшего на каторге вместе с Сазоновым два года, многие из присутствовавших не могли удержаться от слёз.

Этот оратор заключил свою речь призывом озаботиться денежным сбором на памятник славному и удивительному борцу революции, Егору Сазонову.

После первого оратора выступало ещё несколько человек с коротенькими речами, призывавшими к укреплению и дальнейшему завоеванию русской революции во имя принесённых русским народом жертв.
По окончании речей процессия тронулась дальше.

Моросил маленький дождь… Дул ветерок… Знамёна, ярко выделяясь на фоне облачного неба, торжественно и молчаливо колыхались над гробом, высоко поднятым над идущими… Траурные и революционные лозунги на знамёнах гордо-молчаливо говорили гражданам г. Уфы о значении человека, останки которого, после 6½ летнего нахождения в глухой Зерентуйской земле сибирской каторги, прибыли в родной город для погребения…

Повернув с Александровской ул. на Уфимскую [Чернышевского], процессия вышла вновь на Центральную ул. и около дома Прокофьева вновь остановилась. В этом доме жила невеста Егора Сазонова, ушедшая потом также на каторгу за дело революции…

После небольших речей процессия двинулась дальше и, повернув на успенскую [Коммунистическую] ул., остановилась около дома Сазоновых. Гроб был внесён в квартиру родных, после чего гражданские похороны были объявлены законченными…

Предание земле останков Егора Сазонова было совершено на другой день уже родственниками Созонова.

Прах его погребён на старообрядческом кладбище».

Автор заметки из конкурирующей с эсерами большевистской газеты (Ю. А-инъ) подробно рассказал о маршруте траурной процессии, не забыв про погоду. Уфимские эсеры постарались организовать внушительное политическое шоу. На следующий день Сазоновы тихо предали земле своего непутёвого сына на старообрядческом кладбище Уфы, давно уже уничтоженном той самой властью, ради которой Егор принёс в жертву самое дорогое – свою жизнь.

Но вот где похоронили Егора Сазонова? Древнее старообрядческое кладбище в конце улицы Пушкина (где теперь заканчивается трамвайный путь) было давно закрыто. Старообрядцам выделили участок на Ново-Ивановском кладбище. Конечно, могли сделать исключение и похоронить террориста на старом кладбище. Мне точно не известно, может Читатели подскажут?

Местные эсеры потом пытались извлечь политические дивиденты из знаменитого покойника-однопартийца. Редакция их газеты «Земля и Воля» начала приём пожертвований на сооружение памятника Е.С. Сазонову и даже предложила переименовать улицу Большую Успенскую [Коммунистическую] в «улицу Егора Сазонова». Память о знаменитом уфимском террористе торжественно отметили во время первомайской демонстрации в 1918 году. «При прохождении [манифестантов] через Случёвскую гору, там был заложен памятник Уфимскому революционеру Егору Сазонову, сразившему в 1903 году народного палача-министра Фон Плеве. Случёвский парк, в честь его торжественно переименовали в "сад Егора Сазонова"». Более того, «в день первого мая» не только парк на Случёвской горе [ныне возле музея Аксакова] сменил своё имя, Успенская улица была всё-таки «названа "улицей Сазонова"». Но новое имя не приживалось, в большевистской газете упоминалась Успенская, а не Сазонова. Да и памятник, судя по всему, не успели водрузить. В том же мае 1918 года подняли мятеж чехословаки, антисоветские восстания охватили всю округу и новые правители спешно сбежали из Уфы.

Убийцам – террористам нет оправдания, какие бы века не миновали. Как спел Володя Высоцкий в 1975 году, ровно 40 лет назад:

Чистоту, простоту мы у древних берём,
Саги, сказки – из прошлого тащим, –
Потому, что добро остаётся добром –
В прошлом, будущем и настоящем!

Приглашаю на сайт «Роднов и его друзья»








Связанные темы и персоны