Рейтинг публикаций
Лучшие комментарии дня
Календарь новостей
«    Декабрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Лучшие комментарии недели
Лучшие комментарии месяца
Обсуждаемое за неделю
Обсуждаемое за месяц
Последние публикации
Фашист Клишас угрожает ...

Клишас допустил введение ограничений для россиян, уехавших из-за частичной ...
  5.12.2022   18606    0

Бадранов воюет с дивана, ...

Чиновник из Башкирии Азат Бадранов дал интервью телеканалу из зоны СВО, ...
  30.11.2022   39308    19

АУЕ-Уголовник решил ...

Основатель ЧВК «Вагнер» Пригожин обратился к владельцам крупных предприятий в ...
  30.11.2022   17132    1

Путинизм. 20 лет. Итоги ...

Президент России Владимир Путин сообщил матери, сын которой погиб в СВО на ...
  27.11.2022   37939    12

«Уфимский Журнал» ...

Военная цензура в России быстро перешла в новую фазу. От угрозы блокировки и ...
  20.10.2022   26974    402

Желаем отправиться к ...

Лидера ЛДПР Владимира Жириновского госпитализировали в Центральную клиническую ...
  10.02.2022   40394    53

Из этой страны лучше ...

Сотрудник представительства Башкирии попросил убежища в Великобритании после ...
  9.02.2022   23303    29

Как власти Башкирии ...

В Башкортостане активисты профсоюза "Действие" обратились в прокуратуру после ...
  8.02.2022   35702    18

А не подавятся ли ...

Башкирский национальный политический центр разработал "проект государственного ...
  7.02.2022   35846    50

История Лилии Чанышевой ...

Экс-координатор Штаба Навального в Уфе (Штабы Навального признаны российскими ...
  4.02.2022   40139    108

Читаемое за месяц
Архив публикаций
Декабрь 2022 (1)
Ноябрь 2022 (3)
Октябрь 2022 (1)
Февраль 2022 (8)
Январь 2022 (19)
Декабрь 2021 (24)

Дружба до позеленения

  • Опубликовано: Егерь | 20.06.2016
    Раздел: Общество | Просмотры: 43364 | Комментарии: 16
1



России трудно понять, что Китай ставит экономическую целесообразность выше геополитического величия.

Дружба до позеленения


На рубеже весны и лета — в преддверии визита Путина в Китай — Российский совет по международным делам (РСМД) собрал представительный синклит для обсуждения перспектив «стыковки» двух интеграционных проектов: китайского Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) и российского ЕАЭС.

Сергей Караганов из Высшей школы экономики попытался выступить пророком зарождения некоей «Большой Евразии», в которую Россия и Китай заманят большинство стран континента от Индии до Ирана. Китайские гости (ну, например, глава Института России Китайской академии общественных наук Ли Юнцюань) напрасно пытались вернуть российских коллег к обсуждению реальных проблем сопряжения экономических политик Китая и России, объясняя, почему «проблемная конкуренция лучше беспроблемной стагнации» в Центральной Азии, что, сказав интеграционное А, придется говорить и Б — создавать посреди континента зону свободной торговли под эгидой ШОС. Разными способами китайцы пытались довести: Шелковый путь — это стратегия отношений Китая не столько с Россией, сколько с остальным миром, и Китай не будет ее перекраивать по изменчивым российским геополитическим лекалам.

Что такое Шелковый путь

В марте 2015-го Госсоветом Китая на 11 языках был опубликован фундаментальный документ — «Прекрасные перспективы и практические действия по совместному созданию Экономического пояса Шелкового пути и Морского шелкового пути XXI века». Он описывает, как это — ранее зацикленное на самом себе — государство планирует глубоко интегрироваться со странами Евразии на основе создания общеконтинентальной инфраструктуры. Наглядные символы интеграции: восемь «экономических коридоров», соединяющих Китай со всеми соседними регионами: Юго-Восточной, Южной и Центральной Азией, а также — с Европой, Ближним Востоком и Северной Африкой. МИД Китая заявил в мае, что сейчас в орбиту этой инициативы уже вовлечено 70 стран и число их растет.

Кстати, лишь полтора «коридора» как-либо затрагивают Россию, занимающую северную обочину Шелкового пути.

Шелковый путь — вовсе не только и не столько поход за ресурсами. Это — гораздо более системная политика интеграции под себя Евразийского континента. Это — вовсе не проект нескольких дорог, но и проекты взаимного образования, взаимосвязи международных телекоммуникаций, культурных обменов, взаимной стандартизации, изменения торговых правил. И это — огромная машина инвестиций: в специально ориентированных на Шелковый путь 25 фондах и банках сейчас сконцентрировано более триллиона долларов.

Риски также очевидны и очень велики. Так, в Китае из-за экономического спада и ужесточения экологических норм без заказов осталась масса гидроинженерных и строительных компаний, которым на родине строить уже не дают, и они активно ищут себе применение за границей. А в России и Средней Азии залежались еще со времен Советского Союза десятки проектов гигантских ГЭС, перебросок рек и прочих экономически бессмысленных и экологически разрушительных документов. Велик риск, что в ЕАЭС эти не очень разборчивые в средствах достижения целей компании придут с готовыми займами из китайских госбанков и предложат реализовать любой капиталоемкий каприз. Вот и недавнее предложение министра сельского хозяйства Ткачева реанимировать переброску рек с Алтая в Казахстан и Китай продемонстрировало: распил китайских миллиардов не дает чиновникам спать.

Сдерживать развитие таких вредных начинаний пока удается, используя, например, особый статус Байкала, включенного в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Нездоровое сотрудничество

Однако не все китайцы думают, что мегапроекты — основа сотрудничества. Со словом вразумления на прошедшей конференции выступил Ли Фэнлинь — бывший посол КНР в России (1995—1998), который заявил, что реальное сотрудничество начнется только тогда, когда на место монструозных госкорпораций придет разнокалиберный частный бизнес и будет строить диверсифицированные производственные цепочки там, где сейчас тупо продаются ресурсы. Он посетовал на «Газпром», у которого строительство газопровода «Сила Сибири 1» не идет, но зато госкопорация принуждает Китай к строительству другой западной линии — через Алтай. Дипломат прямолинейно заключил: «Поймите же наконец, что ресурсы уже перестали быть оружием геополитики и дипломатии. Вопрос дня — борьба за рынок, и через 10 лет для вас останется один крупный и надежный потребитель ресурсов — это мы, страны Северо-Восточной Азии...»

Россияне любят, когда их качественно порют, — зал взорвался аплодисментами.

Никого не утешил и хозяин «Реновы» Виктор Вексельберг, выступавший от лица вмененной ему в попечение российско-китайской Палаты по сотрудничеству в области торговли машиностроительной и инновационной продукцией. На все опекаемые ею отрасли промышленности (13 000 предприятий) палата и взяла под крыло всего 56 проектов сотрудничества среднего бизнеса двух стран.

Еще один фактор, препятствующий инновациям, — горячее желание Китая переместить в соседние страны свои «избыточные предприятия», а таковых тысячи. Только в угольной и сталелитейной промышленности Госсовет КНР готов потратить в ближайшие годы 15 миллиардов долларов, чтобы сократить мощности, избежав социальных взрывов, а волнения уже начались этой весной, например, в провинции Хэйлунцзян при попытке закрыть неэффективные шахты.

В середине мая министр иностранных дел Ван И сообщил, что вывоз грязного старья обсуждается уже с 20 странами. И вроде бы трезвые люди, такие как главный экономист Евразийского банка развития Ярослав Лисоволик, начинают говорить, что это «очень хороший пример конструктивного сотрудничества. Такое сотрудничество обладает потенциалом взаимодополняемости и в кризис дает странам ЕАЭС импульс экономического роста. Для Китая же это способ адаптации к новым условиям спада производства...».

Г-н Лисоволик забыл, правда, сообщить, что пока Минвостокразвития РФ, которому китайцы предложили двенадцать ненужных им теперь отраслей своей промышленности, даже не пытается провести стратегическую оценку и понять, что нам из этого надо и надо ли, и сколь высоки социальные и экологические издержки. Равно как и о том, что «удочерение» старых китайских фабрик явно противоречит цели продвинуться к производству товаров с высокой добавленной стоимостью, записанной в национальном плане России.

Но не все счастливы таким подаркам: недавний премьер Кыргызстана Джоомарт Оторбаев бросил в лицо китайской делегации: «Экспортом избыточных мощностей вы дискредитировали идею сотрудничества на Шелковом пути. Прежде чем предлагать эту (грязь), надо изучить потребности, спрос в странах региона и оценить риск».

Как запрягать, чтобы сопрягать?

О механизмах сотрудничества на Шелковом пути рассказывали в основном на зарубежных примерах. Директор Центра по проблемам европейской интеграции Юрий Шевцов сообщил всем «плохую новость» — страны Восточной Европы уже несколько раз встречались в формате «Китай плюс 13» и собираются довести-таки на днях товарооборот до заветных 100 миллиардов. Помогает им в этом Белоруссия. Тут я понял, что не только представителей государств Средней Азии, но и белорусов на конференции не наблюдается.

Когда же речь заходила собственно о стыковке ЕАЭС и Шелкового пути, российские ораторы, потупив глаза, бубнили исключительно про «60 проектов сотрудничества, которые мы уже отдали на рассмотрение китайским партнерам высокого уровня». А замминистра иностранных дел Игорь Моргулов оптимистично заметил, что теперь у нас китайских фондов, которым надо будет что-то финансировать, пруд пруди. Впрочем, никаких конкретных предложений по гармонизации стандартов, политики, механизмов и институтов с российской стороны слышно не было.

Главное, против чего надо объединиться России и Китаю, как полагали российские ораторы, так это — принцип свободы распространения информации по интернету;

необязательность локализации хранения личных данных о гражданах в стране проживания; специального внимания к вопросам устойчивого развития и охране окружающей среды, — принципиальные позиции, которые выдвигает ТТП.

Зеленеть — так вместе!

Тем не менее в бездонной доктрине «Шелкового пути» предписано и сотрудничество в сфере экологически чистой энергии, передовых технологий, охраны окружающей среды и биоразнообразия, природосберегающих технологий. Правда, экономические механизмы сотрудничества детально разработаны, а вот контроль за социально-экологическими последствиями так и остался фигурой речи. Это и обсуждала секция «Экологические вызовы и риски российско-китайского сотрудничества» организованная Всемирным фондом дикой природы (WWF), на которую пришли не только независимые экологи, но и представители Министерства природных ресурсов, а также некоторых крупных компаний. В силу дефицита великодержавности вы не найдете итогов ее работы в СМИ.

«Для нас — жителей Евразии — наибольшим риском является сравнительное слабое развитие в Азии международных правовых норм, отсутствие общей платформы в области социально-экологической безопасности. России, странам Средней Азии, Кавказа, Восточной Европы в этой ситуации важно не потерять уже наработанные механизмы межгосударственного контроля и оценки, например предусмотренные в экологических конвенциях Европейской Экономической Комиссии ООН: по трансграничным водам, по доступу к экологической информации, по оценке трансграничных воздействий и других». — отметил Евгений Шварц, директор по природоохранной политике WWF России.

Все эти нормы международного права, включая требование стратегической экологической оценки, должны быть интегрированы в механизмы управления «Шелковым путем». Россия может и должна поставить эти вопросы перед Китаем, пока он сейчас и сам готов к диалогу по созданию правил «стыковки» с ЕАЭС. Времени немного. К концу своей 13 пятилетки в 2020 году Китай будет гораздо точнее понимать, чего он хочет от Евразийской интеграции и изменить механизмы взаимодействия будет намного сложнее.

Необходимо согласовать с Госсоветом КНР общие требования к планированию инвестиций на «Шелковом пути», социально-экологические стандарты, которые должен соблюдать каждый инвестор. Проконтролировать 25 разных китайских фондов действующих врассыпную, каждый по собственным правилам, без такой общей точки отсчета будет невозможно.

Становиться «сырьевым или грязевым» придатком Китая — не обязательная данность. На механизмы формирования «зеленой» экономики нужно влиять, кооперируясь с другими странами и их гражданским обществом. Возрастающие экологические требования в Китае не должны вести к экспорту грязных и ресурсоемких производств к соседям. Может, это и должно стать главной идеей сопряжения ЕАЭС и «Шелкового пути»?

НГ
Оригинал публикации








Связанные темы и персоны