Календарь новостей
«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Лучшие комментарии
Обсуждаемое за месяц
Последние публикации
Наместника вызвали на ...

Радий Хабиров встретился с Путиным. Встреча прошла весьма напряженной, говорят ...
  13.08.2020   18534    37

Новое позорище Башкирии: ...

Представитель центра занятости из Нефтекамска пренебрежительно отозвалась о ...
  13.08.2020   30147    13

Поганый Башинформ снова ...

Статья основывается на мнении неназванного активиста, который якобы принимал ...
  13.08.2020   30922    8

За убийство дают меньше ...

Прокурор запросил Айрату Дильмухаметову 12 лет колонии строгого режима. ...
  13.08.2020   21024    8

В Башкирии орудует ОПГ ...

Родственника Урала Кильсенбаева подозревают в организации нападения на ...
  12.08.2020   43078    24

«Проблем нет», а новый ...

В правительстве Башкирии появился новый вице-премьер. Им стал Азат Бадранов, ...
  12.08.2020   34635    35

Вакцина от олигархов с ...

Даже не знаю, что удивило меня больше в заявлении Владимира Путина: что мы ...
  12.08.2020   37495    53

Белорусскому людоеду ...

Это хорошо, что выигравшая президентские выборы в Беларуси Светлана Тихановская ...
  12.08.2020   40427    59

Накопительный эффект ...

Екатерина Телина: Почти каждый раз звучит одно и то же — конфликта нет, в ...
  11.08.2020   25871    28

Мурзагулов: ...

Мурзагулов: Пошили экстремистам из «Башкорта» трехкилометровый красивый флаг ...
  11.08.2020   38423    48

Читаемое за месяц
Архив публикаций
Август 2020 (30)
Июль 2020 (77)
Июнь 2020 (108)
Май 2020 (98)
Апрель 2020 (157)
Март 2020 (105)


Посмотрим на карты «Малой» и «Большой» Башкирии, и поразмышляем

  • Опубликовано: Ирек | 16.04.2019
    Раздел: История | Просмотры: 37966 | Комментарии: 121
3


Перелистывая, читая страницы ресурса «Реальное время» встретилась публикация по работе Сергея Орлова «Ликвидация Уфимской губернии. Как это было?», с одной интересной картой.

Посмотрим на карты «Малой» и «Большой» Башкирии, и поразмышляем


Ни в упомянутой работе Орлова, ни вообще нигде, именно в таком виде эта карта ранее не встречалась, что и вызвало наш интерес. Приведем её вид с означенного ресурса:

Посмотрим на карты «Малой» и «Большой» Башкирии, и поразмышляем


Какой либо даты её изготовления не указано, однако подписано, что составлена она Ахмед Заки Валидовым.

Сам отец башкирской автономии в своих «Воспоминаниях» писал: «В начале ноября во время вышеупомянутого совещания с казахскими лидерами (еще до объявления автономии Башкортостана) я изготовил три карты: 1) Большой Башкирии, 2) Малой Башкирии, 3) Федерации свободных мусульманских областей Восточной России».

Эти две вспоминаемые им карты представлены, скажем так, в почти официальной констатации в книге: «А.Д. Валидов - организатор автономии Башкортостана. У истоков федерализма в России (1917-1920). Документы и материалы. Ч. 1 / Сост. Н.М. Хисматуллина, Р.Н. Бикметова, А.М. Галеева, Ю.Р. Сайранов. - Уфа: Китап, 2005. - 392 с: ил.». Есть они и в интернете, представим их:

Посмотрим на карты «Малой» и «Большой» Башкирии, и поразмышляем


Посмотрим на карты «Малой» и «Большой» Башкирии, и поразмышляем


Представим ещё и карту той «Федерации свободных мусульманских областей Восточной России»:

Копия этой карты у нас очень плохого качества, но, увы, имеем то, что имеем. Начало подписи этой карты гласит: «Карта автономных мусульманских государств, …». Далее не понятно, но несомненно, что это та третья карта. Копию её прислал профессиональный историк, с указанием, что эта карта из книги «Воспоминаний» Заки Валиди, но не Уфимского, а Московского издания.

Сначала об общем карт «Большой» и «Малой» Башкирий. Прежде всего, общее, заключается в том, что составлены они самим Заки Валиди. Так они и подписаны, а рукой ли его самого, пусть решают графологи, почерковеды. Есть ещё одно общее в них, это год и даже месяц их составления.

А вот с числом указанного месяца ноября 1917 года возникает, мягко говоря, некоторое непонимание, т.е. если на карте «Малой Башкирии» число месяца не проставлено, то на карте «Большой Башкирии» однозначно и определённо проставлена дата конца месяца, 27 ноября 1917 года, а не его начала.

Рисовались ли эти вторая и третья карта в один и тот же день нам неизвестно, но то, что вторая карта была готова до объявления автономии Башкурдистана, а третья до совещания с казахскими лидерами, т.е. в первой половине ноября 1917 года, не требует доказательств, это почти аксиома.

О какой автономии региона можно было объявляться без картографического его описания? И как можно было бы совещаться с казахскими лидерами о «Федерации свободных мусульманских областей Восточной России» без карты как таковой? К слову, обе эти карты расписаны арабской графикой, что тоже как бы указывает на их общность, как по времени их составления, так и по идее. Следует ещё заметить, что вверху на карте Башкурдистана проставлена печать и тоже с арабицей.

Думаётся, что карта «Малой Башкирии», т.е. Башкурдистана, (хотя изначально только в голове Заки Валиди), начала рисоваться уже с 1 мая 1917 года, когда он, прибывший на Всероссийский съезд мусульман в Москве в составе туркестанской делегации, был избран в Башкирское областное бюро. А возможно даже и раньше, и вместе с картой Федерации, поскольку ему Башкурдистан, и только Башкурдистан без остававшейся части Уфимской и Казанской целиком губерний виделся в этой Федерации. Он по майскому съезду вспоминал: «Однако на Московском съезде я не выступал за независимость Башкортостана. В тот период я проводил идею независимости всего Туркестана. Я считал, что применительно к Поволжью, где преобладало русское население, можно вести речь о культурной автономии, а восточная область, где тюркское население составляло большинство (впоследствии она стала называться Малой Башкирией), может присоединиться к Туркестанскому и Казахстанскому движению за территориальную автономию. Именно так и зафиксированы мои высказывания в протоколах съезда».

Возникает интересный вопрос, как много волостей с преобладающим тюркским населением внося их в карту будущего Башкурдистана, Заки Валиди мог найти в Оренбургском, Троицком и Челябинском уездах, в которых преобладало сугубо русское население. Уже по V ревизии 1795 года в первом из этих уездов русских было 62,64%, во втором 70,36%, а в третьем и вообще 81,02%. Башкиры по той же ревизии никак не были в большинстве в этих уездах.

Однако они составляли практически почти всю остальную после русских долю населения: 34,83%, 23,11% и 14,05% соответственно.

Ведь получается так, что он эту карту Башкурдистана всё же вырисовывал не по региону с преобладающим тюркским населением. А составлял скрупулёзно по тем анклавам, островкам среди русского населения, где башкиры преобладали по численности над другими не русскими народами. И, в общем-то, именно потому, более строго очерченная, нежели на здешней карте, территория Башкурдистана в известном «Соглашении» башкирского правительства с большевиками от 20 марта 1919 году выглядит какой-то кляксообразной, разодранной:

Посмотрим на карты «Малой» и «Большой» Башкирии, и поразмышляем


К слову, приведем ещё одну выдержку из «Воспоминаний»: «По нашему плану центр Башкортостана, Западного Казахстана и оренбургских казаков должен был находиться в Оренбурге. Позже, при официальном воссоединении Башкортостана, Западного Казахстана в одну область в нее вошли бы и русские казаки». Получается, что самому Заки Валиди в строительстве автономий и федераций, русские, кроме как в Уфимской и Казанской губерниях, не мешали.

Большую же часть даже Уфимской губернии с Уфой он отставлял в стороне. Тогда как, например, по материалам Подворной переписи 1912-1913 гг. в Бирском, Белебеевском и Мензелинском уездах Уфимской губернии как раз было значительное преобладание тюркского населения. Более того по численности первыми в этих уездах были башкиры, в первом было 39,14%, во втором 39,55% и в третьем 33.68%. Но при этом вполне значительным числом в этих уездах наличествовали мишаре, тептяре из татар, и собственно татары.

В целом же, если сравнивать по любимой башкирскими гуманитариями переписи 1897 года Уфимскую губернию с Оренбургской, преимущественно в которой Заки Валиди изыскивал преобладающее тюркское население для своего Башкурдистана, картина будет никак не в пользу второй. В Оренбургской губернии по той переписи башкир, ну или считающих, что их родным языком является башкирский, числилось порядка 256 тыс. человек, и это только 16% от общей численности населения губернии. Вместе с порядка 96 тыс. татарами, это тоже только 22%. В Уфимской же губернии населения с родным башкирским языком оказалось 899 910 человек, или 40,98%, а вместе с татарами в 184 тыс. человек это 49,38%, т.е. почти половина населения губернии.

Заки Валиди эта информация по Уфимской губернии конечно же была хорошо известна, как и то, что если не большинство башкир в уездах этой губернии, то многие из них не были собственно башкирами. И он знал, кем они были.

Выходит так, что Заки Валиди, человек тептярского происхождения, бывавший по жизни, согласно сведениям из работ нашего земляка, московского историка С.М. Исхакова, и в татарах, хотел иметь как можно меньше общего с татарами. И тем более с татарским национальным движением ему не хотелось иметь общих планов. Почему у Заки Валиди было такое личностное неприятие татар в его планах, как, впрочем, у его единомышленников тоже очень интересно. И это требует отдельного рассмотрения. Автор здешних строк уже подступался к исследованию этого феномена. Заметим, однако, что ни в личности самого Заки Валиди, ни в его единомышленниках, думается, не следует искать какой-либо татарофобии. Его единомышленниками были и татары, или скажем так, не совсем башкиры, да и сам Заки Валиди башкиром однозначно и окончательно стал уже только в своих «Воспоминаниях».

Обратим теперь внимание на фразу Заки Валиди, представленную в выше приведенной выдержке в скобках: (впоследствии она стала называться Малой Башкирией). Это он так об указанной им «восточной области, где тюркское население составляло большинство населения». Постановление Башкирского шуро от 15 ноября 1917 года провозглашало автономию Башкурдистана, и знающие арабицу люди подсказывают, что и шапка карты «Малой Башкирии» подписана Башкурдистан, но в «Воспоминаниях» Заки Валиди это название, почему то, ни разу не встречается. Вместе с тем, он и ту свою карту Башкурдистана там же уже назвал картой «Малой Башкирии». Однако эта его оговорка, что только впоследствии Башкурдистан стал называться «Малой Башкирией» очень даже важна и значима.

Пожалуй, причина появления этого названия – в том упомянутом совещании с казахскими лидерами. Что-то пошло не так на этом совещании для Заки Валиди. Что же случилось тогда, здесь выяснять не будем, но, наверное, с грезами его о «белом коне» не получилось, а ведь действительно грезилось.

Думается, что к последнему будет уместно привести воспоминания нашего героя о разговоре с отцом про изречения одного человека «Как Бог одарил птиц, летающих в небе, рыбой, плавающей в воде, так он и человека тешит властью над другим человеком». Но смысл последних стихов он не стал разъяснять, сказал: «Поймешь, когда вырастешь». И я не стал допытываться. Отец иногда спорил с нами, защищая Муллагула, и допускал, что он, может быть, святой и провидец. Когда в 1918 году я стал лидером правительства Башкортостана, отец спросил меня: «Теперь ты понял смысл стихов Муллагула?» и напомнил последнее из вышеприведенных двустиший». А разве власть, жаждущих её, не более слаще, чем больше подвластных людей, и территорий?

Однако продолжим. Кто придумал название «Малая Башкирия», в общем- то, нам неизвестно, но карту «Большой Башкирии», по его же собственному признанию, нарисовал он сам, Заки Валиди, но в самом конце, а не вначале месяца ноября. Нет, конечно же, такого просто расширения своего детища Башкурдистан он никак не желал. Тому свидетельство уже даже то его известное письмо Ленину, с гневными словами по известному действу: «вы «Уфимскую губернию присоединили к Башкортостану», на деле эта лукавая мера означает не что иное, как присоединение Башкортостана к Уфимской губернии».

Не знал всё же большевиков Заки Валиди, не знал, т.е. не понимал, а то чего бы им, большевикам АБССР, БАССР створять. Да, как писал Сергей Орлов в той своей упомянутой здесь брошюре, действительно, мертворождённую республику Башкурдистан большевики присоединили к Уфимской губернии как к локомотиву. Однако, с этой целью, могли, наверное, найти и другой «локомотив». Были, значит и другие цели, и, пожалуй, даже более важные, именно для присоединения самой Уфимской губернии к Башкурдистану. Но это отдельный, и пока только задуманный нами разговор.

К выше сказанному приведём ещё и выдержку из заявления от 17 января 1920 года в ЦК РКП, за подписью самого Валидова и Адигамова с Бикбавовым: «Мы, башкирские представители, гарантируем, что нет и не будет со стороны малочисленных башкир какого бы то ни было требования (башкир в пределах Уфимского района Татарской республики всего 355 772, тогда как татары, не включая Казанской, Вятской и Симбирской губ., составляют 1 332 379 душ). Наоборот, башкиры просят ограничиться названием «Татарской республики», чтобы не оставлять места недоразумениям на почве подозрения татар в стремлении к насильственному (вариант: насильному) включению существующей Советской Башкирии в состав так называемой Татаро-Башкирской республики и к ассимиляции башкир.

Мы, представители Башкирской советской республики, никогда не были против образования из всей, не входящей в состав Башкирии, мусульманской территории Поволжья и Приуралья особой от Советской Башкирии «Татарской республики», а если были против, то только против присвоения ей названия «Татаро-Башкирской республики» и против употребления терминов: «татаро-башкирский язык», «татаро-башкирская литература», «татаро-башкирская армия». Вот такие дела, а то пишут всякое.

А всё же зачем и почему Заки Валиди подвигнулся на рисование той карты «Большой Башкирии»? Прежде всего, наверное, с отчаяния после совещания с казахскими лидерами, что не получилось у него с «Федерацией свободных мусульманских областей Восточной России», где ему грезилась никак не последняя роль. А остался он только с Башкурдистаном, который потому, наверное, и стал называться «Малой Башкирией», и захотелось чего-нибудь большего. И вспомнилась прежняя, бытовавшая до 1865 года обширная Оренбургская губерния, «забытая» при мечтах о большей «Федерации». К тому же появились мысли, надежды, весьма прозрачно озвученные на Учредительном курултае автономного Башкортостана (или всё же Башкурдистана, но без знака вопроса) начавшегося уже 8 декабря 1917 года: « Для введения автономного управления в западной Башкирии, а именно: в западных частях Уфимской, Самарской и Пермской губернии - должны быть созваны там не позже января 1918 года уездные съезды. На этих съездах мусульмане западной Башкирии должны организовать кантональные управления и тем взять бразды правления в свои руки. Правительство же Башкурдистана со своей стороны должно употребить все усилия к тому, чтобы Уфимская губерния присоединилась целиком к Башкирии без особой ломки с готовым государственным аппаратом и механизмом».

Последнее звучит примерно так же, как предложение трёх участников известной встречи в конце прошлого века в «Беловежской пуще» к остальным регионам СССР. Мол, если пожелаете к нам «первым среди равных» в нашем СНГ присоединиться, мы готовы вас принять. Дураков тогда на такое предложение, быть «равными» среди первых не оказалось.

Здесь также звучит подобное предложение, если сподобитесь, подладитесь под наш Башкурдистан, то мы готовы расшириться и до вас, принять вас.

Этому, наверное, и головокружение от уже объявленной автономии Башкурдтистана и тогдашняя не определённость территории Уфимской губернии поспособствовали. Понятное дело, что таковое было даже чуднее чем простое русское авось, и нежели предложения той упомянутой встречи в Белоруссии, но ведь поблазнилось. Какой бонапартик не думает стать Наполеоном. Планов то ведь с Башкурдистаном было громадьё, и столицу его Темясово превратить в столичные Нью Васюки, и вотчинные земли башкирам вернуть, отдать, и переселенческими процессами тюрко-мусульман заняться, и много чего другого. Пусть не «город Солнца», и не рай земной, но привлекательность и успешность Башкурдистана конечно же очень хотелось, мечталось сотворить.

Думается, что исходя из таких мыслей, соображений, и рисовалась та карта «Большой Башкирии».

И теперь ещё об одном важном отличии карты «Большой Башкирии» от карт Башкурдистана и «Федерации», она в отличие от двух других расписана кириллицей, русским языком. Ветра, или настроения изменились? Действительно так, но не ветра и настроения, а ситуация, и эту ситуацию мы вполне подробно расписали. А по-русски расписана эта карта, конечно же, не просто из-за русского авось заложенном в ней, а потому что этой картой выражено обращение к власти в России, причём преимущественно русской, во всяком случае, русскоговорящей власти, но с тем же авось, а вдруг. Но как «мусульмане западной Башкирии, а именно: в западных частях Уфимской, Самарской и Пермской губернии» могли «взять бразды правления в свои руки». Мы без знака вопроса, поскольку это могло зародиться только в воспалённом мозгу бонапартиков, при их же самих утверждениях о преобладающем русском населении этих областей.

Однако «авось» всё же свершился, но по хотению и по планам самих большевиков. И надо сказать, они это, и в общем, национально–территориальную нарезку народов России по своим хотениям, планам свершили виртуозно. Стоит только обязательно заметить здесь, что очень во вред многим народам. И к слову, надо сказать, что Заки Валиди в означенных деяниях большевиков оказался им большой находкой, и они сумели его попользовать по полной программе. Однако, это уже к той отдельной теме, к тому задуманному нами разговору.

А то расписывают речиво и многоголосо в Башкортостане, мол, уже изначально настроились Заки Валиди и Компани на построение «Большой Башкирии», а Башкурдистан был только их «пробой пера», только их предварительной заготовкой, когда на большее не было возможностей. И ладно бы только это, чему и «Воспоминания» Заки Валиди с этой картой «Большой Башкирии», как бы в лыко, если не присматриваться внимательно к этому. Но когда С.И. Хамидуллин и Р.С. Таймасов в своём трудище: «Образование «Большой Башкирии». Как это было...» рассказывают, пишут, что, почти как в песне Владимира Высоцкого про одну дачу, практически вся Уфимская губерния просто рвалась в этот Башкурдистан, это уже очень большой перебор.

Не в адрес ли этому Хамидуллину С.И. известный Уфимский историк В.А. Иванов сказывал: ««Когда я читаю эти публикации и телевизионные передачи, которые ведет Хамидуллин, первая реакция бывает такая что, хочется постучать по телевизору и сказать: «Ты мозги-то включи, прежде, чем такие грандиозные передачи устраивать!!!».

Какова же история появления той «Схематической карты Автономного Башкурдистана» с надписями на арабской графике, представленная на ресурсе «Реальное время», нам не известно. Но схематически она практически та же, самая карта «Большой Башкирии» составленная Заки Валиди 27 ноября 1917 года. Если она именно та карта, которая по «Воспоминаниям» Заки Валиди была составлена в начале ноября 1917 года, то зачем надо было в выше упомянутой книге практически официозно представлять карту «Большой Башкирии» от 27 ноября 1917 года? И если это карта Автономного Башкурдистана, так каков же был статус Башкурдистана, автономия которого была провозглашена 15 ноября 1917 года, и который впоследствии стал называться «Малой Башкирией»?

Надеемся, что специалисты гуманитарии постараются ответить на эти вопросы, мы же остаёмся во мнении, что эта «Схематическая карта Автономного Башкурдистана» с надписями на арабской графике просто настоящий новояз, причём недавний. Автор здешних строк, в своих публикациях в Интернете уже неоднократно упоминал эту нестыковку даты на карте «Большой Башкирии» с воспоминаниями об истории её составления.







  • Изображение
  • Участник
  • 121 | 18.04.2019, 21:52 | Автор: Ирек
    Публикации: 117 | Комментарии: 10471 | Рейтинг: -830,9
103 | 17.04.2019, 00:34 | Автор: ЯСЕНПЕНЬ
+++++++++++++++++++++++++++++
Ясный Пень, один историк и пулитолог, кормящийся на ТВ, сказал по этому поводу, и по факту сгоревших в Доме профсоюзов в Одессе, мол нашли что сранивать. А что ты скажешь?



0