Календарь новостей
«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 
Лучшие комментарии
Обсуждаемое за месяц
Последние публикации
«Король умер, да ...

Радий Хабиров, работавший с октября 2018 года исполняющим обязанности главы ...
  20.09.2019   16264    26

Знакомый запах старого ...

Муртаза Рахимов назвал предшественника Хабирова «черным пятном в истории ...
  20.09.2019   35834    111

Очередное теплое кресло ...

Хайдар Валеев, занимавший с 2011 до марта 2019 года должность председателя ...
  20.09.2019   34301    3

Мурзагулов встал на ...

Председатель Совета директоров АО «Башинформ» Ростислав Мурзагулов заявил, что ...
  20.09.2019   43567    10

Остановка «Реальных дел» ...

«Единая Россия» проверит расходование средств на строительство остановки из ...
  20.09.2019   38624    8

Евгения Куцуева: ...

Евгения Куцуева – блогер. Разделяй и властвуй. Я напишу об этом один раз, ...
  19.09.2019   25289    35

Башкирия тоже «большая, ...

Депутаты Курултая лично познакомились с кандидатом на пост прокурора республики ...
  19.09.2019   11781    15

Посреди грязи и ...

В одной из деревень Башкирии торжественно открыли остановочный павильон. Как ...
  19.09.2019   19386    127

Маленькая, но уже победа ...

Дело возвращено в прокуратуру для устранения препятствий к дальнейшему ...
  19.09.2019   30195    10

СПЧ как гениальный ход ...

Названы имена председателя и членов Совета по правам человека при Главе ...
  18.09.2019   24300    41

Читаемое за месяц
Архив публикаций
Сентябрь 2019 (56)
Август 2019 (127)
Июль 2019 (109)
Июнь 2019 (92)
Май 2019 (72)
Апрель 2019 (92)


Физик-ядерщик: «У нас всё есть. Надо только включить мозги»

  • Опубликовано: Larissa | 30.11.2014
    Раздел: Общество | Просмотры: 13758 | Комментарии: 148
2


Мы, конечно, все время знали и помнили, что не просто занимаемся исследованиями, получаем новое научное знание, а создаем оружие, причем страшное оружие. Безусловно, в этом вопросе надо было иметь четкую внутреннюю позицию.

Физик-ядерщик: «У нас всё есть. Надо только включить мозги»


Илькаев Радий Иванович – действительный член Российской академии наук, доктор физико-математических наук, лауреат Государственных премий СССР и РФ, премии правительства РФ, научный руководитель Российского федерального ядерного центра – ВНИИ экспериментальной физики (Саров), заслуженный деятель науки РФ, награжден государственными наградами РФ и золотой медалью РАН имени А.Д. Сахарова, лауреат Международной премии Андрея Первозванного «За веру и верность», член Патриаршего совета по культуре. Выдающийся специалист в областях теоретической и экспериментальной ядерной физики, связанных с созданием ядерного и термоядерного оружия, автор более 550 научных трудов.

О выборе пути

Родился я в Сибири, в 300 километрах к северу от Иркутска, отец там был директором школы. А потом он поступил на военную службу, и мы уехали оттуда, жили в разных городах, в том числе в городе Пушкине под Ленинградом, нынче опять Царском Селе. Я там учился с восьмого класса и закончил школу № 407 с золотой медалью.

Считаю, что к воспитанию ученого имеют основное отношение последние три года учебы в школе. В наше время это были восьмой, девятый и десятый классы. Более ранние годы к становлению ученого относятся гораздо меньше. Да, они имеют общечеловеческое значение, в эти годы развивается любознательность, другие человеческие качества. Но если говорить о пути в науку, нужно четко и ясно понимать: он начинается тогда, когда возникает живой интерес к учебе, знаниям, решению задач. По крайней мере, надо, чтобы не было никаких трудностей с освоением школьной программы. Но этого мало. А вот когда личный интерес появляется к научным знаниям, когда решаешь задачи, мучаешься и не получается, а потом приходит озарение…

Свой профессиональный выбор я сделал сам. Абсолютно. Поступил на физико-механический факультет Ленинградского политехнического института, это был самый престижный тогда факультет в Питере, а Ленинградский университет пользовался не очень большой популярностью. Но после двух лет обучения мне показалось, что для меня интереснее не прикладные дисциплины, а крутая теоретическая физика, и я перешел в теоретическую группу физфака ЛГУ, сразу на третий курс.

О жизни в профессии

Мы окончили университет в 1961 году. И мне тогда казалось, что центр развития физики перемещается в Москву. Так оно и было на самом деле. К нам в университет приезжали представители ВНИИЭФ. И когда мы узнали, что там, в совершенно секретном институте, работают академики Юлий Борисович Харитон, Андрей Дмитриевич Сахаров, Яков Борисович Зельдович, представлявшие к тому времени уже московскую научную школу, то мы сказали себе: а почему бы нам не попробовать и не поработать в таком месте.

Из теоретической группы нас было несколько человек… Мы с моей женой Лидией Александровной (она тоже закончила теоргруппу, и мы к этому времени уже поженились), Алексей Певницкий, Сергей Холин, это сегодня известные во ВНИИЭФ люди, выдающиеся специалисты, и еще один матфизик, Леонид Устинов. И вся эта команда решила поехать в закрытый город.

Мысль об этом появилась незадолго до окончания университета. Мы размышляли и решили, что во ВНИИЭФ есть интересные задачи, интересные уважаемые руководители, известные в мире ученые, и это означало, что здесь есть крупные научные школы. Поэтому мы решили поехать сюда.

Поскольку мы прибыли из большого города, то первое впечатление, когда мы приехали в этот небольшой городок, на этот деревянный вокзал, было, конечно, вполне определенным. Лидия Александровна сказала: «Ну что, завтра надо отсюда уезжать». Я говорю: «Давай, мы все же посмотрим, как здесь люди живут, чем занимаются».

В 1962 году, через год после приезда сюда, я уже первый раз поехал на ядерные испытания, на Семипалатинский полигон. Тогда молодежь воспитывали очень быстро. Это была последняя сессия воздушных ядерных испытаний, на этом они и закончились по договору 1963 года. А мне удалось их застать. Потом уже пошли подземные испытания. Постоянно ездили и в Семипалатинск, и на Северный полигон, на Новую Землю.

О философии мира и войны

Мы, конечно, все время знали и помнили, что не просто занимаемся исследованиями, получаем новое научное знание, а создаем оружие, причем страшное оружие. Безусловно, в этом вопросе надо было иметь четкую внутреннюю позицию.

Наши отцы-основатели выработали свою разумную философию, состоящую в том, что мы все это делаем не для войны, а для того, чтобы ее никогда не было. Вспомните, сначала создали атомное оружие, потом водородное, и скоро стало ясно, что можно создавать образцы водородного оружия очень большой мощности, практически неограниченной. Но с практической точки зрения это означало, что термоядерная война в этих условиях, при таких неограниченных возможностях энерговыделения, становится невозможной. И нашей философией было то, что мы работаем на мир, а не на войну.

Наши старшие коллеги сформулировали эту философию с самого начала работы над ядерным оружием и передавали каждому новому поколению исследователей. Мы были убеждены, что наша страна должна быть сильной, должна иметь превосходное термоядерное оружие, и тогда войны не будет.

Мы не готовимся к войне, мы предотвращаем крупные конфликты. Конечно, всякие локальные конфликты всегда были и будут, здесь речь не об этом.

Вне всякого сомнения, это грозное оружие. И мы сохраняем мир, обеспечиваем мирное сосуществование, имея это оружие в качестве гарантии. Все эти проблемы постоянно обсуждались в нашей среде, были очень важны для личного самоощущения каждого из нас.

Поскольку я с самого начала был воспитан так, что мы работаем на мир на Земле, то когда началось возрождение Русской Православной Церкви, мне было очень комфортно и легко сотрудничать с ней. Это сотрудничество тоже вписывалось в нашу философию. Ведь мы работаем на людей, чтобы не допустить того ужаса, который происходит во время крупных военных действий.

О свободе слова и свободе мысли

У нас во ВНИИЭФ была достаточно свободная обстановка. Обсуждать происходящее, критиковать положение вещей и говорить друг другу не то, что говорят официальные руководители, было в порядке вещей. И делалось это не злобно, не с надрывом, а совершенно спокойно. Свобода обсуждения была на высоком уровне. Недаром Андрей Дмитриевич Сахаров, у которого была своя точка зрения на многие вопросы, родился как мыслитель и политический деятель именно здесь. Правда, у него по нынешним временам были очень умеренные предложения.

Помните, что он предлагал. Давайте, возьмем лучшее, что есть в социализме и в капитализме, и будем в этом направлении продвигаться. По сравнению с той экономической и социальной моделью, которая сейчас принята в России, Андрей Дмитриевич имел весьма левые взгляды, его идеи нынешние либералы сейчас с порога бы отвергли. То, что предлагал Андрей Дмитриевич, было настолько спокойно и интеллигентно (по нынешним меркам), что критиковать его можно только за идеализм и не более того.

Андрей Дмитриевич здесь, конечно, был не один такой. И он, и многие другие совершенно спокойно обсуждали все, что они считают нужным, это факт.

У нас были теоретики, которые напрямую писали письма самым высоким руководителям страны и предлагали свои рецепты, как дальше развиваться, с какой скоростью и так далее. Так что здесь была по сравнению с другими местами существенно более свободная обстановка. Это в первую очередь сложилось благодаря нашим трем выдающимся академикам – Юлию Борисовичу Харитону, Якову Борисовичу Зельдовичу и Андрею Дмитриевичу Сахарову. Именно они создавали эту атмосферу.

Надо сказать и о том, что контакт ученых с правящими верхами был тогда вполне хороший, и общение было, и споры. Были приемы для ученых в Кремле, где можно было пообщаться напрямую. Андрей Дмитриевич Сахаров спорил с Никитой Сергеевичем Хрущевым о том, какие испытания надо проводить, а какие не надо. Сами понимаете, когда Андрей Дмитриевич напрямую звонит Никите Сергеевичу Хрущеву и обсуждает с ним интересующие его вопросы, это о чем-то говорит.

Во многих вопросах было взаимопонимание, а в некоторых вопросах его не было. Например, Андрей Дмитриевич считал, что без нужды лишних ядерных испытаний не надо делать, поскольку это может иметь определенные негативные последствия, но эта его точка зрения поддержки у политического руководства не находила. А вот когда Юлий Борисович Харитон встречался с Леонидом Ильичом Брежневым, он договорился с ним о существенном развитии экспериментальной базы ВНИИЭФ, и мы начали строить крупные физические установки. То есть, контакт был, нас слушали и по большей части слышали.

О движении навстречу Церкви

Меня всегда волновала разница между требованиями советской идеологии и христианской морали. Каким должен быть хороший человек, какими качествами он должен обладать? И если посмотреть эти требования, они же очень близки, казалось бы, противоречий-то и нет. Требования людей, которые искренне заботились о нравственном здоровье народа, и нормы Русской Православной Церкви настолько близко соприкасались, что противоречия-то никакого на самом деле я не видел. Но какая при этом была разница в жизненном укладе…

Я всегда считал, что нравственный пласт жизнедеятельности человека – это особое направление. Его не надо путать с нашим научным мировоззрением.

Это совсем другая область. Точно так же, как в физике бывает: двумерное пространство и трехмерное. А здесь появляется еще одно измерение. Как в теории относительности есть еще одно измерение – время, так и здесь. Это новое измерение, духовное, которое живет по своим собственным законам и нисколько не противоречит мироощущению ученого. Это мне всегда было как-то ясно.

Откуда это пришло, не знаю, не могу сказать. В семье у нас спокойно ко всему этому относились. Отец был учителем, потом стал военным, политработником, но какого-то давления в этих вопросах никогда не было.

Когда мы ехали к себе в Арзамас-16 и проезжали через расположенный неподалеку старинный город Арзамас, через наши окрестные небогатые деревни, жалко было смотреть на разрушенные храмы. Красивые сооружения во всех смыслах. И по архитектуре, и по тому, как они украшают место, наполняют его смыслом. Мне казалось, надо менять страну и возрождать ее духовное начало. И я тогда уже решил сам для себя, что надо в первую очередь восстановить эти храмы. Это наша история, наша жизнь, это, в конце концов, наша красота.

Все это как-то изнутри шло. Меня никто не убеждал, со мной на эту тему никто не беседовал. Это был внутренний порыв. И когда к нам в закрытый город впервые приехал Патриарх Алексий в 1991 году, конечно, я все свои дела бросил и пошел на встречу с ним. Есть известная групповая фотография, сделанная тогда, раньше мы говорили, что на ней два патриарха – Алексий II и Юлий Борисович Харитон, а теперь оказалось, что на ней три патриарха – еще и Патриарх Кирилл.

Я всегда считал, что никакого противоречия нет между жизнью духовной и жизнью научной, они могут только помочь друг другу. Это моя внутренняя философия. Поэтому мне всегда было очень легко взаимодействовать с Русской Православной Церковью и помогать ей.

Конечно, в церковно-государственном взаимодействии нужно соблюдать меру. Всегда это говорил и сейчас говорю. Все же, духовная жизнь – это особое направление, и не надо его путать и перемешивать с повседневными делами, в том числе острыми политическими вопросами, которые могут иметь лишь сиюминутное значение и не более того. Это должно быть свое самостоятельное направление со всеми вытекающими отсюда последствиями. И ни в коем случае не следует допускать, чтобы некоторых священнослужителей стали рассматривать как обычных чиновников. Конечно, повседневные дела тоже важны, но мешать их с духовными вопросами нельзя.

О науке и образовании сегодня

Мы пережили тяжелые 90-е годы, да и потом многое было непросто. Самой главной задачей было сохранить и приумножить наш научный потенциал, а значит, в первую очередь сберечь квалифицированных людей, работоспособные коллективы, научные школы. Слава Богу, сегодня намечается некая возможность надеяться на лучшее.

Об интеллигенции и борьбе

Если обратиться к истории нашего института, хорошо видно, что все его научные направления создавались борцами. У этих людей была четкая и ясная линия. Они знали, что нужно делать и боролись за это. У них была своя философия, которую они отстаивали, при этом рисковали и в конце концов достигали больших результатов.

Что сейчас тревожит? Равнодушие. Может быть, это из-за того, что сегодня везде засилье чиновников. Это, на мой взгляд, очень большая ошибка.

Чиновник все же по своим функциям – фигура нетворческая, он обязан выполнять строго определенный набор действий. А когда по многим вопросам решения принимаются только чиновниками, могут быть очень и очень серьезные ошибки. И в экономике, и в науке, и где угодно. Работа чиновника, по-своему необходимая, никак не заменяет того, что могут сделать только творческие люди, движители прогресса во всех смыслах.

О вере, надежде и любви

Я скажу, в чем наша надежда. Уже говорил, что самый крупный у нас недостаток сегодня – он проявляется и в экономике, и в науке, и где хочешь – это засилье чиновников. Надежда состоит только в том, что общество, наконец, осознáет: этого больше нельзя допускать. У нас же с вами все есть, деньги даже есть, которых еще недавно не было. Полезные ископаемые есть, энергоносители есть. Квалифицированные люди есть, которые во всех странах мира востребованы, их с удовольствием там берут. У нас с вами все есть. И мы любим нашу страну, верим в нее. Поэтому мы просто обязаны развиваться быстро и хорошо. Для этого надо только включить мозги.

Думаю, что довольно скоро общество это осознает и очень серьезно подправит философию развития страны. Я в этом смысле неисправимый оптимист.

Православие и мир
Оригинал публикации








Связанные темы и персоны


  • Изображение
  • Участник
  • 141 | 01.12.2014, 08:48 | Автор: Larissa
    Публикации: 42 | Комментарии: 2617 | Рейтинг: -609,7
Извините,не Зидан а Зеннад.



4

  • Изображение
  • Эксперт
  • 142 | 01.12.2014, 09:01 | Автор: юнг
    Публикации: 151 | Комментарии: 37987 | Рейтинг: +5458,8
137 | 01.12.2014, 08:47 | Автор: Larissa
Публикации: 2 | Комментарии: 382 | Рейтинг: -96
135 | 01.12.2014, 08:37 | Автор: юнг | На сайте
Публикации: 30 | Комментарии: 14366 | Рейтинг: +3207,5
Увеличилось в разы? Это откуда? С бодуна?
+++++
Юнг,на работу вышел? Как там ваши зелёные серебрянники? Все целы?=======================================================
=========================С какого класса оставалась на второй год по русскому? "СЕРЕБРЯННИКИ!?



0

  • Изображение
  • Участник
  • 143 | 01.12.2014, 09:32 | Автор: Larissa
    Публикации: 42 | Комментарии: 2617 | Рейтинг: -609,7
Да я вообще в школе не училась, заражена мракобесием и тёмня лчность, в отличии от вас, просветлённых и культурных.



3

  • Изображение
  • Наблюдатель
  • 144 | 01.12.2014, 12:52 | Автор: Harrison
    Публикации: 61 | Комментарии: 11770 | Рейтинг: -1916,5
Комментарий скрыт в связи с отрицательным рейтингом.
Булгаков использует Воланда как доказательство. Когда Булгаков только приступил к работе над романом, то первая же его глава носила название «Шестое доказательство» (о кантовском доказательстве тогда еще Булгаков не упоминал).
Более того, именно в Воланде он видит главное действующее лицо всего романа. В обращении к “Правительству СССР” 28 марта 1930 года он называет свой труд “роман о дьяволе”. Дьявол выписан столь живо и реалистично, что Д. С. Лихачев как-то заметил, что после “Мастера и Маргариты” по крайней мере в бытии дьявола сомневаться нельзя.
Булгаков построил книгу так, что советский читатель в «пилатовых главах» узнавал азы атеистической пропаганды. Но автором этой узнаемой картины оказывался… сатана. Это и есть «доведение до абсурда», reductio ad absurdum. Булгаков со всей возможной художественной очевидностью показал реальность сатаны. И оказалось, что взгляд сатаны на Христа вполне совпадает со взглядом на него атеистической государственной пропаганды. Так как же тогда назвать эту пропаганду? Научной или...? Оказывается, в интересах сатаны видеть во Христе идеалиста-неудачника. А, значит, чисто-«научного» атеизма нет. Атеизм – это просто хорошо замаскированный (или забывший о своем истоке) сатанизм.



6

  • Изображение
  • Наблюдатель
  • 145 | 01.12.2014, 12:53 | Автор: Harrison
    Публикации: 61 | Комментарии: 11770 | Рейтинг: -1916,5
Комментарий скрыт в связи с отрицательным рейтингом.
Два вывода из «Мастера и Маргариты» напрашиваются довольно очевидно. Первый – что за атеистической пропагандой реет тень люциферова крыла. Второй позволю себе выразить словами рок-певца Виктора Цоя: «Если есть тьма – должен быть свет!».
Этот ход мысли можно проиллюстрировать двумя примерами.
В конце 20-х годов по России распространился следующий анекдот:
В школе у первоклашек учительница проводит урок по атеистическому воспитанию. Она пояснила детям, что бога нет, что его попы и буржуи придумали, чтобы им было легче рабочий класс эксплуатировать. В конце урока следует закрепление пройденного материала. Учительница просит малышей: «Ну что, дети, все поняли, что Бога нет?». Ребятишки подтверждают: «Поняли!» – «А теперь, дети, сложите ваши пальчики вот так (учительница показывает фигу) и поднимите ваши руки к верху!». Все дети это делают, и только один мальчик остается сидеть как прежде. – «Ванечка, а ты почему руку не поднял?» – «Так Марьванна, если там никого нет, то кому мы все это показываем?!».



7

  • Изображение
  • Наблюдатель
  • 146 | 01.12.2014, 12:54 | Автор: Harrison
    Публикации: 61 | Комментарии: 11770 | Рейтинг: -1916,5
Комментарий скрыт в связи с отрицательным рейтингом.
На философском языке сюжет «Мастера и Маргариты» изложил Н. А. Бердяев. По его мысли именно из неизмеримого могущества зла в мире следует бытие Бога. Ведь если зла так много, и тем не менее встречаются редкие островки света – значит, есть что-то, не позволяющее тайфуну зла переломить тростники добра. Есть какая-то более могущественная сила, которая не позволяет океанскому прибою размыть прибрежные пески. У сил добра, столь редких в мире сем, есть тайны стратегический резерв – в мире Ином. Небесконечность могущества зла есть доказательство бытия Бога…
Конечно, чтобы понять любое доказательство, надо иметь культуру мысли. Самое строгое, красивое и логически выверенное математическое доказательство будет непонятно для человека, не владеющего языком математики. Аргументы, убедительные для профессионального историка или филолога, оставят равнодушными тех, чей круг чтения ограничен томами Фоменко и Мулдашева. Булгаков писал для своих – для «белых». Шариковы могли воспринимать лишь поверхностную мишуру, карнавальную смехотворность его романа. Те, кто попримитивнее, возмущались этой сатирой; те, в чьей крови все же были гены «водолаза» – радовались ей.



6

  • Изображение
  • Наблюдатель
  • 147 | 01.12.2014, 12:56 | Автор: Harrison
    Публикации: 61 | Комментарии: 11770 | Рейтинг: -1916,5
Комментарий скрыт в связи с отрицательным рейтингом.
«Мастер и Маргарита»: За Христа или против?

Автор: Кураев Андрей

-----------------
Юнг, это не для тебя, не возбуждайся.
Читай "Мурзилку" и живи долго и счастливо.



7

  • Изображение
  • Гость
  • 148 | 01.12.2014, 14:36 | Автор: Не зарегистрирован
    Публикации: 0 | Комментарии: 0 | Рейтинг: 0
Что побоялся Витька из полиции нравов на ветке коммент оставить. Яблоко, чего уж там.



5