Календарь новостей
«    Май 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Обсуждаемое за месяц
Последние публикации
Не везет Башкирии на ...

От должности отстранен главный борец с коррупцией Уфы. Два года назад ...
  20.05.2022   19724    15

Шевчук: «Родина — это не ...

Лидер российской рок-группы "ДДТ" Юрий Шевчук выступил с эмоциональной речью о ...
  19.05.2022   38485    79

Путинизм — это и есть ...

Глава Чечни Рамзан Кадыров призвал не ждать мобилизации, а «мобилизоваться» ...
  18.05.2022   36554    27

«Москвич» из говна и ...

Собянин анонсировал возрождение производства «Москвичей». ...
  16.05.2022   26112    116

Когда пойдут самовары ...

Великая Победа досталась СССР ценой миллионов искалеченных судеб — причём ...
  9.05.2022   30836    304

Гадкие пропагандоны под ...

ФСБ: Задержанные за покушение на Соловьева планировали убить Киселева, Симоньян ...
  26.04.2022   34774    510

Лживый патриотизм по ...

Уже традиционно в Уфе 9 Мая пройдет шествие «Бессмертный полк». В этом году ...
  18.04.2022   33440    166

«Москва» утонула ...

При буксировке крейсер «Москва», флагман Черноморского флота, потерял ...
  15.04.2022   29635    99

В кармане у гопника ...

Силуанов предупредил Запад о последствиях при попытке объявления дефолта. ...
  11.04.2022   30499    76

Воровской разлад: Всем ...

Турчак раскритиковал слова Пескова о «значительных потерях» России. ...
  8.04.2022   29889    23

Читаемое за месяц
Архив публикаций
Май 2022 (5)
Апрель 2022 (7)
Март 2022 (6)
Февраль 2022 (8)
Январь 2022 (19)
Декабрь 2021 (24)

Исторические картинки от Михаила Роднова. Картинка шестая. Юмористическая

2



Каждая эпоха, политический режим отражается в СМИ. Особенностью местных либеральных изданий начала XX века было присутствие сатиры, в истории уфимской журналистики надо выделять отдельную главу: «уфимская сатира начала XX столетия».

Исторические картинки от Михаила Роднова. Картинка шестая. Юмористическая


В советскую эпоху сатира едко высмеивала буржуазный Запад и собственных пьяниц. Сейчас её почти не заметно. А ведь это яркий, привлекающий читателя и сравнительно безопасный жанр для журналистов. Прикрываясь иносказаниями, эзоповым языком, намёками на местную действительность, которую свои читатели без труда расшифруют, можно хлёстко пройтись по нашим недостаткам. Оставим современные проблемы журналистам сегодняшнего дня и перенесёмся на столетие назад.

При поддержке влиятельных спонсоров, остававшихся в тени, но ставивших во главе газет упрямых редакторов, уфимская либеральная пресса начала XX века была заполнена фельетонами, критическими зарисовками, острой сатирой. Целый круг без сомнения талантливых уфимских журналистов-сатириков регулярно развлекал читателей и заставлял нервно морщиться городских чиновников. А как звучала в позапрошлом столетии народная поговорка: «Чиновник – всем бедам виновник. За рупь, целковый – на всё готовый».

Для нас эти юмористические заметки интересны также как своеобразные моментальные фотографии реальной действительности. На снимках Зираха и Капиты почти не найдём пьяниц и бомжей, впрочем Вы их тоже вряд ли снимаете. Выберем фрагменты сатирических статей и погуляем по улицам нашей Уфы с критически настроенными субъектами.

В кадетском «Вестнике Уфы» одним из самых «ядовитых» журналистов был человек, подписывавшийся Поль Шарж. В 1910 году (номер за 25 июля) он составил зарисовки всей Уфы: улица Центральная. «Немножко длинная, но очень приятная улица. Вся залита асфальтом, как красавица – штукатуркой.

Замечаете? – здесь живут самые трезвые в Уфе люди: на всей улице ни единой пивной. – Успенская. Улица свиданий. Сплошная галантерея. Часовых магазинов – бездна. Проходя этой улицей думаешь: каждый уфимец имеет пару карманных часов, не менее. – Александровская. Уголок Европы: грандиозные здания, гостиницы и номера, колбасная г. Нагель, книгопечатание, телефон и электричество и… клоповник… Впечатление портят: "азиатский" базар и электрический переулок (он же – "пьяная улица")». Как интересно, на Ленина и сейчас практически нет пивных. Большая Успенская (Коммунистическая) с её ещё тихими тенистыми кое-где кварталами самое место для прогулок влюблённых, а улица Александровская (переименованная большевиками в честь мага и чародея Карлы-Марлы) действительно самая что ни есть Европа посреди дикой азиатчины (под ней Поль Шарж понимал толкучку на Верхне-Торговой площади).

Однако, стоило свернуть с парижской Александровской и в переулочках текла совершенно иная жизнь. На углу с улицей Чернышевского расположено большое административное здание, известное в массах как центр малого бизнеса (Маркса, 37, пять корпусов). Десятки организаций куют деньгу там с утра до вечера. А между ним и предыдущим административным зданием (Маркса, 35) маленький переулочек соединяет улицы Карла Маркса и Гоголя.

Даже всезнающий 2gis не определяет его название. А это Электрический переулок, причём имя каким-то чудом сохранилось с дореволюционных времён, не было переименовано, видимо, из-за небольшого размера. Сейчас вечно спешащие предприниматели, припарковав своё авто, в минуту пробегают этот переулочек. Но и у него есть своя история. Электрическое имя появилось из-за лежащей рядом первой уфимской электростанции Коншина, чей исторический фасад легко разглядеть и сейчас.

В 1909 году в «Вестнике Уфы» (29 декабря) решили поговорить о нашем городе и начали отсюда. «Наиболее типичный портрет уфимской улицы даёт "Электрический переулок". Эта крохотная, короче воробьиного носа, улица имеет немало общественных учреждений: постоялый двор, винную лавку и электрическую станцию. Не иначе как в видах пресечения преступной связи между этими учреждениями улица до самых заборов завалена брёвнами, камнями и щебнем; вдобавок к тому иногда роются рвы без проволочных заграждений. Столь серьёзные препятствия нисколько не мешают постоянной и энергичной циркуляции между винной лавкой и постоялым двором, а потому здесь всегда необыкновенно людно и обезвреженный спиртом воздух густо наэлектризован ароматом изысканнейшего лексикона. Именно сюда, по преданию, ходил С.Т. Аксаков изучать наш могучий, наш звучный, наш великий русский язык».

Сатирический взгляд на Ушаковский парк (сейчас парк им. Ленина возле Пентагона) открывал взору кроме пивного зала с музыкальным автоматом в глубине насаждений, гимнастическую площадку из двух столбов с перекладиной. «В северной части парка имеется ещё детская площадка. Многие также отрицают её существование, говоря, что есть только два липовых шеста да вывеска, а самой площадки нет. Едва-ли это так. Филологи производят слово "брань площадная", (вероятно в смысле битвы, сражения) именно от детской площадки, где, за отсутствием надзора, грубые кухаркины дети, с высот частоколов, бомбардируют детей надворных советников лучшими перлами устной народной поэзии». Социальный антагонизм, прислуга приводила сюда гулять деток из мажористых семейств, говоря современным фольклором, а пацанва из Архиерейки, сидя на заборе, комментировала…

Летом 1910 года Поль Шарж затронул проблему загородного отдыха, лесных насаждений вокруг Уфы, куда рядовые горожане ходили отдыхать, там с порядком тоже было не очень. Впрочем, если Вы из парка Гафури пожелаете спуститься к Белой, в сторону железной дороги, то неухоженные лесные дебри, в изобилии усеянные разнообразными отбросами, покажут, что именно качеством мусора различаются эпохи нашей истории.

15 июля Поль Шарж сочинял: «Несмотря на футбол Сенюша Пинкертон к средине лета растолстел как напившийся кровью клещ»… Отец, вдруг воспылавший страстью к педагогике, ни с того ни с сего устроил ему экзамен по географии и, убедившись в малограмотности сынка (а ведь это было ещё до ЕГЭ), вдруг поведал, что главная аж по всей Европе река-то оказывается… Дёма, где Аксаков рыбу удил. Набравшийся информации сынок идёт на конюшню, где демонстрирует своё образование малограмотной прислуге, пересказывая кучеру Пантелею:
«– Дурак, Пантелей. Первая в Европе река – Дёма.

– Дёма? Гы-гы… А что вы, барчук, думаете? Всё может быть… Ежели, скажем, в воскресенье – с самоварчиком, с гармошкой, с водочкой, да ежели горничную субтильнинькую прихватить – первый сорт-с!..
– Это значит, недалеко? В какой широте?
– А тут, прямо, у железного моста.
– Что же там, Пантелей, хорошо? да? Пальмы есть, бананы? Может, водопады, террасы? Какой-нибудь крокодил или гиппопотам?..
– Вот уж этого, барчук, соврать не могу. Кулички по бережку, точно, похаживают… Пальмов энтих самых, действительно, не видал, а только что вопче… семячки грызут шибко: весь берег скорлупой усеян. Виды я вам скажу, Семён Петрович, прямо невиданные… Рыбы этой! Мне что врать? Снимаешь порты, загребёшь – сразу ведро!.. А только что пьяных – грех сказать – много… страсть сколько пьяных… Руга-а-а-ются – стон стоит!.. Вопче сказать первоклассная река, Семён Петрович…»

Другой сатирик из «Вестника Уфы», таившийся под партийной кличкой Шмель, 28 января 1910 года с чего-то вознамерился поведать о Старой Уфе, кварталах за недавно исчезнувшей Сутолокой. «В настоящее время даже очень трезвые люди единогласно утверждают, что существует собственно две Уфы: "новая" и "старая". Естественной географической границей служит река Сутолока. Эта дрянная речушка, судоходная только ранней весной, когда золотушинская детвора пускает свои корабли в открытое море, оказала задерживающее влияние на культуру древних уфимцев, до сих пор остающихся на самой низкой ступени развития. Правда, староуфимец уже не ходит на четвереньках, как его отдалённые предки (праздничные дни исключаются), битого стекла не ест и полой не утирается, но он хмур, как наше небо, нелюдим как медведь в берлоге. Улицы здесь кривы, как душа мелочного торговца. Нет здесь ни школ, ни электричества, ни асфальта, ни кинематографа – странная и дикая страна! "Докторского" хлеба здесь не знают. Чистильщики сапог не заглядывали сюда с сотворения мира».

Промелькнули века и на страницах замечательного журнала «Бельские просторы» публикуются ностальгические рассказы о тихих двориках Старой Уфы, где под пение петухов в дружном коллективе соседей по коммуналке неугасающей купиной пылала соборность Святой Руси.

Кстати, у этого кусачего Шмеля находим интересную зарисовку о совершенно забытой Труниловской слободе. Так назывались домики на склонах Белой за садом с мостиком возле музея Аксакова в сторону Пентагона. На обрывах последовательно лежат три слободы: Труниловская, Архиерейская и Черкалихинская. Вот «жители слободы "Труниловки", отличаясь весёлым, открытым характером, любят грызть подсолнухи, играть на "гармошке" и, особенно, подтрунивать» сообщал Шмель. Если пойти из сада Салавата по улице Салавата в сторону далёкого памятника Салавата, то слева будет улочка вниз, под гору прозываемая… не угадали, нет не Салавата, а Труниловский переулок. Историческое название. Улица Салавата звалась Бельская, а сад носил имя Богдановича. Вот этот Труниловский переулок и соседние улочки Павлуновского, Аджарская и Волновая (тоже историческое имя) и составляют Труниловскую слободу. Павлуновские – семейство чекистов, в честь которого из них нарекли эту маленькую улочку мне не ведомо. А может это другой Павлуновский? Аджарская АССР когда-то входила в Грузинскую ССР, а та в СССР. Все вышли.

Всё возвращается на круги своя и как только политический режим «потеплеет», надеемся при нашей жизни, не сомневаюсь, на страницах уфимских газет снова появятся свои Поли Шаржи и Шмели, едкой сатирой будут освещать жизнь нашего города. Непременно. Изучая документы прошлого просто изумляешься сходству с сегодняшним днём. Всё повторяется. К примеру, «Уфимский вестник» 18 декабря 1910 года сообщал: «Новая реклама в Уфе.

Обыватель г. Уфы Черешко обратился в городскую управу с просьбой сдать ему в аренду место на Верх.-Торговой площади по Центральной ул., рядом с фруктовым киоском, для устройства рекламы. Черешко предполагает поставить на двух столбах широкий экран и позади него будку для аппарата, при помощи которого и будут наводиться на экран всевозможные рекламы». И спустя столетие стоят на уфимских улицах огромные рекламные экраны, сбылась идея г. Черешко.

Приглашаю на сайт «Роднов и его друзья»








Связанные темы и персоны

Информация
 
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.