Рейтинг публикаций
Лучшие комментарии дня
Календарь новостей
«    Ноябрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 
Лучшие комментарии недели
Лучшие комментарии месяца
Обсуждаемое за неделю
Обсуждаемое за месяц
Последние публикации
Путинизм. 20 лет. Итоги ...

Президент России Владимир Путин сообщил матери, сын которой погиб в СВО на ...
  27.11.2022   35115    1

«Уфимский Журнал» ...

Военная цензура в России быстро перешла в новую фазу. От угрозы блокировки и ...
  20.10.2022   42465    401

Желаем отправиться к ...

Лидера ЛДПР Владимира Жириновского госпитализировали в Центральную клиническую ...
  10.02.2022   28165    53

Из этой страны лучше ...

Сотрудник представительства Башкирии попросил убежища в Великобритании после ...
  9.02.2022   35113    29

Как власти Башкирии ...

В Башкортостане активисты профсоюза "Действие" обратились в прокуратуру после ...
  8.02.2022   39665    18

А не подавятся ли ...

Башкирский национальный политический центр разработал "проект государственного ...
  7.02.2022   25448    50

История Лилии Чанышевой ...

Экс-координатор Штаба Навального в Уфе (Штабы Навального признаны российскими ...
  4.02.2022   17519    108

Фашист из ФСИН Башкирии ...

В Башкортостане бывший сотрудник ФСИН на камеру угрожал коллегам секс-насилием. ...
  3.02.2022   24214    42

Власти Башкирии ...

Власти Башкирии торжественно открыли выставку отсидевшей за коррупцию в ...
  2.02.2022   21829    67

Рабские россияне ...

Аббас Галлямов: Шутки о восстановлении крепостного права в этом смысле ...
  1.02.2022   25767    51

Читаемое за месяц
Архив публикаций
Ноябрь 2022 (1)
Октябрь 2022 (1)
Февраль 2022 (8)
Январь 2022 (19)
Декабрь 2021 (24)
Ноябрь 2021 (30)

Единственный наш ресурс и надежда — это правда

  • Опубликовано: Егерь | 02.07.2016
    Раздел: СМИ | Просмотры: 29385 | Комментарии: 18
1



Можно ли противостоять ложной информации, если она транслируется через множество ежедневных новостей десяткам миллионов людей во многих странах мира, да еще и с помощью высокопрофессиональных пропагандистских приемов?.. Именно с такой реальностью два года назад столкнулась Украина.

Единственный наш ресурс и надежда — это правда


И принять этот вызов, наряду с прочими, тогда решили несколько начинающих журналистов — в результате чего зародился проект StopFake, на данный момент существующий уже более двух лет. Насколько его участникам получается справляться со своей миссией, какие существуют методы пропаганды и как не попасть под их влияние, чем российские фейки отличаются от украинских — обо всем этом мы беседуем с ведущей проекта Марго Гонтар.

— Расскажите, пожалуйста, о StopFake: что это за проект, как он возник?

— Изначально проект создавали студенты-журналисты и выпускники Киево-Могилянской академии. По-моему, на следующий же день после того, как Россия объявила Украине войну, мы собрались и начали обсуждать, что мы можем сделать в сложившейся ситуации. В итоге мы решили мониторить новости и стараться опровергать ту неправду, которая появлялась в СМИ. Сейчас у нас в команде уже больше 20 человек, а также нам массово скидывают информацию наши читатели. В неделю у нас получается разобрать несколько различных историй, иногда меньше — иногда больше.

— А в каком именно формате вы работаете?

— У нас есть сайт, у него есть английская версия, есть также молдавская, болгарская, итальянская, французская и другие. Каждую неделю выходят видеовыпуски, телеканалы Hromadske International и Ukraine Today транслируют их на английском языке, теперь даже и с англоязычными ведущими. Еще наши подкасты выходят на трех радиостанциях. Некоторые читают нас только в соцсетях — поскольку не могут зайти на сайт из-за блокировок. У нас сейчас более 170 тысяч подписчиков по всем каналам: в Facebook, по-моему, 47 тысяч, в YouTube — 29 тысяч, во Вконтакте — 25 тысяч… Еще есть приложение, которое нам сделали неравнодушные люди.

— Подождите, а украинской версии у вашего сайта разве нет?

— Да, мы уже получали "наезды" на эту тему, хотя какое-то время у нас была передача на "Громадском" на украинском языке. Но те, кто говорит на украинском, они все читают и по-русски (конечно, на границе с Венгрией в некоторых селах могут уже и на венгерском говорить — но это очень несущественный процент). И потом, мы исходим из того, что если кто-то не понимает по-русски, то он и не видит, что делают российские медиа.

— Но вы работаете для украинской аудитории или для российской тоже?

— Если брать статистику, то украинская аудитория у нас — одна из трех, включая российскую и зарубежную (про последнюю мы не можем сказать — россияне это, украинцы или иностранцы, они определяются по IP). Иногда бывает больше посетителей из России, иногда — из Украины. Конечно, когда мы начинали, то представляли себе нашу аудиторию как всю возможную аудиторию российских медиа — проблема только в том, что мы не можем использовать те же самые каналы. Но по крайней мере для нас важна аудитория восточных областей Украины, где российские каналы до сих пор ловятся и люди находятся под очень сильным их влиянием — кстати, в том числе и потому, что украинские медиа долго закрывали на это глаза. Нам тоже сначала казалось: если ты сам понимаешь, что происходит вокруг, и твои друзья тоже это понимают — то и не надо никому ничего объяснять. Но как-то я услышала фразу, что "все украинцы — бандеровцы" — и сказал ее украинец!

— И как, по вашему мнению, достигает ли своей цели то, что вы делаете?

— По крайней мере некоторые читатели писали нам, что благодаря нашему сайту им удавалось кого-то переубедить. Вообще же есть разные группы людей. Есть абсолютно лояльные к нашей позиции — они согласны, что некоторые российские медиа врут — и на эту аудиторию мы можем ориентироваться. Есть сомневающиеся — которые не очень нам доверяют, но также они не доверяют и российским каналам — и их тоже можно как-то переубеждать. А есть те, кто считает, что везде фашисты, а Россия должна всех завоевать и сделать счастливыми. На них может действовать какое-то их окружение, но также важен и сам факт того, что существуют такие новости, как наши. Вообще, конечно, воздействие на них возможно лишь со временем: если они разочаруются в тех источниках, которым верят, — то потом они могут прийти и посмотреть: а что есть у нас… Поэтому мы стараемся подавать информацию максимально нейтрально — чтобы эти люди не испытывали к нам сразу негативных чувств.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о методах вашей работы.

— Как правило, у нас получаются не какие-то глубокие расследования — скорее, это попытки быстро разобраться с ситуацией, не всегда будучи на месте. То есть, по большей части, мы оперируем уже известными фактами, публикациями, возможно — связываемся с людьми на местах, с другими журналистами, с авторитетными источниками. Мы не можем, как РИА "Новости", постоянно писать, что, мол, мы получили информацию от какого-то "анонимного источника" и вы должны нам верить — конечно, очень редко мы вынуждены были так говорить, но обычно мы все-таки пытаемся предоставить максимальное количество ссылок, по которым каждый может пройти, посмотреть и составить какое-то свое мнение.

У нас есть отдельный автор, который пишет как раз о методах: как искать информацию, какие возможности существуют для ее проверки и другие общие вещи. В частности, у нас есть инструкция "Как распознать фейк". И когда люди ее прочитали и начинали нам писать: "Я не знал, как искать фотографию в Google" — это было для нас, если честно, не очень смешно… Потому что, например, позапрошлым летом в сети появилась масса фотографий детей, откуда угодно от Алеппо до Российской Федерации, которые подавались как пострадавшие на Востоке Украины. И проблема была как раз в том, что люди просто брали их и сразу "шерили", хотя первый этап проверки вообще-то достаточно прост. Сейчас эти фотографии уже не встречаются в таком количестве — и мы тешим себя надеждой, что это как-то связано с нашим проектом.

— Насколько я понимаю, вы опровергаете фейки, касающиеся только войны в Украине, или же какие-то еще?

— Да, мы берем всё, что касается событий в Украине, но также и то, что косвенно с ними связано. Например, мы чуть-чуть освещали тему протестов в Гонконге: там был ненавязчивый намек, что это финансируется США — а следовательно, Украину "держим в уме". А когда показывали новости про Турцию, то это вообще было тупо то же самое, что и про Украину — только в профиль. Например, на "Ленте" выходил лонгрид о том, как плохо приходится россиянам в Турции, а еще у нас есть прекрасный скриншот про "турецких бандеровцев"… Мы уже шутим по этому поводу: "Малыш, а как же я, ведь я же лучше собаки!" — потому что однажды "Радиоактивный Пепел" час говорил про Турцию, а про Украину упомянул только в самом конце, и то лишь потому, что мы там вместе с турками что-то делали. А в какой-то новости "Звезды" уже объединили всё вместе — по-моему, там "Украина через Турцию покупала нефть у ИГИЛа". То есть, мы перестали быть "фаворитами", теперь информационная кампания, по сути, уже расширяется против всех.

Также с какого-то момента мы решили давать новости о том, что вообще происходит в связи с информационной войной: например, про то, как в Польше у радиостанции отобрали лицензию. Или про то, на скольких языках, включая диалекты, уже вещает "Спутник"…

— А вы опровергаете только российские СМИ? Или в отношении других тоже есть такая необходимость?

— Конечно, по понятным причинам, большей частью мы имеем дело именно с российскими медиа — за что нередко нам приходится выслушивать обвинения в русофобии. Но на самом деле мы занимаемся и украинскими СМИ тоже — иногда даже бывают целые недели, полностью им посвященные. В основном, это всякие маргинальные ресурсы, но иногда попадаются и респектабельные, вроде того же "Нового времени". Хотя таких новостей у нас всё равно меньше, и люди, по всей видимости, меньше обращают на них внимание.

— Почему так много фейков в российских СМИ — это понятно. Но откуда их столько в украинских?

— Самые откровенные фейки, показывающие Россию плохой — это, возможно, такое очень странное проявление патриотизма. Но также это может объясняться просто элементарным отсутствием дабл-чекинга, смешанным с желанием взять трафик. К сожалению, это мешает и нам — потому что потом приходят российские журналисты и говорят: ну вы же тоже врёте — и мы, к сожалению, ничего не можем на это ответить. Но, по моим личным ощущениям, то, что появляется в украинских медиа, за редким исключением, больше напоминает что-то сделанное левой ногой — тогда как российские фейки как раз в большинстве своем выглядят чем-то очень хорошо продуманным и вряд ли случайным.

Одна из таких историй — еще старая: это когда "Интер" вместе с другими опубликовал видео неудачного запуска ракеты на Байконуре. И тогда украинские каналы, точно так же, как и российские, использовали ее как иллюстрацию обстрела Донецка — только первые говорили, что это обстреливают, конечно же, наших, а "Звезда" сказала, что стреляют, разумеется, украинцы.

— Теперь, видимо, пришла пора спросить вас про ваш любимый фейк…

— Этот вопрос мне задают почти так же часто, как и "почему вы так назвались". Какой-то один фейк, наверное, назвать сложно — потому что много раз мы уже думали, что хуже быть уже не может, а потом вдруг возникала какая-то очередная история, и мы понимали: нет, может…

На самом деле самыми неприятными для меня были сообщения, в которых использовали фотографии реальных людей — и при этом писали про них какую-то ересь. Например, про некого Александра Скрябина рассказывали, будто он бросился под танк, спасая друзей-ополченцев — хотя на самом деле человек, имевший такой профиль в соцсетях, умер от рака легких еще в 2011 году. Когда же это опровергли, про него появилась уже другая фейковая история — и в конце концов дошло уже до того, что его близкие писали: оставьте в покое нашего друга. И при этом я не помню, чтобы кто-то за это извинялся. Еще рассказывали про одну якобы погибшую ополченку, используя фото реальной девушки, которая была жива и очень удивилась, узнав про эту историю. Или же история про выдуманного врача — который во время столкновений в Одессе якобы хотел спасти людей, но "страшные украинские националисты" не дали ему это сделать. А потом оказалось, что на фотографии, которая использовалась в фейсбучном аккаунте, также изображен реальный человек — зубной врач из Карачаево-Черкесии.

Кстати, иногда российские СМИ все-таки дают опровержение. Как-то была безумная история о том, что в США запрещены балалайки. Мы вышли на контакт с "Ассоциацией балалайки и домры в Америке" и доказали, что это фейк. И "Комсомольская правда" это тоже опровергла — хотя это как раз не такая существенная вещь…

Моя любимая история была, наверное, еще в самом начале — когда я как раз начинала понимать, как это работает. Тогда РИА "Новости" сообщили, что после захвата Крыма только 4 военные части продолжили там подчиняться Киеву, а 30 перешли на сторону "самообороны" или соблюдают нейтралитет. Когда же мы связались с Минобороны, то получили почти те же самые цифры — только наоборот: нам сказали, что 3-5 частей захвачены, а остальные выполняют команды Киева. И такие истории как раз свидетельствуют о том, что те, кто это пишет, на самом деле вполне располагают правильной информацией — и это не похоже на случайную ошибку.

— Получается, что вы ежедневно знакомитесь с российской пропагандой… Как вам удается не попасть под ее влияние?

— Иногда бывает сложно. С определенного момента, ты… не то, чтобы начинаешь верить, но оказываешься эмоционально вовлеченным. На российском телевидении вы уже по новости понимаете: вот он дурак, а мы молодцы — там создается совершенно особенный эмоциональный контекст "есть они, и есть мы", в который очень хочется погрузиться. Когда тебе сразу указывают, как именно ты должен думать — это, безусловно, очень комфортно.

Как-то коллеги попросили меня дать заключение по поводу фильма о Путине "Президент". И где-то уже на седьмой минуте я начала ловить себя на том, что я сопереживаю главному герою… И это при том, что я из Украины — а представьте, что чувствует человек в России, у которого нет нашего контекста, у которого дела пока что идут неплохо и которому лично Путин ничего плохого не сделал. Мне только коллега помогала — которая всё время отправляла сообщения в духе: "О боже, меня сейчас засосет!". Еще, конечно, помогало то, что каждый раз ты просто говоришь себе: вот здесь использован такой-то метод…

Кстати, в России существует похожий на наш проект "Монитор" (он связан с "Антипропагандой", которую делал Максим Кац) — и там как раз методично разбирается, какие методы манипуляции были использованы в тех или иных новостях.

— Давайте еще о методах. Неужели через одну только форму подачи можно заставить человека поверить в любой абсурд?

— Ну вот, например, есть такое понятие — "окно Овертона", это рамки допустимости того или иного высказывания. И существует теория, что для того, чтобы заставить людей воспринять сколь угодно абсурдное утверждение, бывает достаточно упомянуть его всего шесть раз — но сначала в наиболее маргинальном контексте, а потом с каждым следующим разом переходя на все более респектабельный уровень. Например, понятие "украинских фашистов": сначала оно описывается чисто теоретически, потом его обсуждают в радикальных кругах, потом в более серьезных кругах обсуждают то, что обсуждают в радикальных — и в конце концов официальное лицо заявляет: "мы обеспокоены фашизмом в Украине".

— Но если пропаганде не удается вас переубедить, то, может быть, возможно обратное — когда перестаешь вообще во что-либо верить. У вас нет такого?

— Это было раньше. Сейчас уже полегче, но где-то через год после начала тех событий возникла такая сложность, что ты… не то, чтобы перестаешь отличать правду от лжи, но они путаются. Ты начинаешь понимать, что зачастую цель пропаганды — это не столько заставить людей поверить в какую-то историю, сколько просто накидать такое количество всевозможных смыслов, чтобы потом можно было легко сказать (по-моему, это едва ли не цитата Путина) — что есть версии правды, полуправда, "гибридная правда"… А поскольку, собирая факты, необходимо все-таки держаться за какую-то версию, что-то принимать априори — то в какой-то момент действительно становится тяжело. И наиболее наглядный пример этого мы имели в истории с падением "Боинга".

— Но, может быть, существуют и какие-нибудь технологии в области противодействия пропаганде?

— Противодействие — это очень опасная вещь. У нас среди коллег часто поднимался вопрос: а не должны ли мы сами делать что-то такое же, как в России? И некоторые считают, что да — нужно именно "бить их тем же самым". И это как раз тот контекст, из которого, как мне кажется, и возникает некоторая часть украинских фейков.

Но, по-моему, это абсурдно даже с точки зрения военной тактики: мы не можем давать симметричный ответ — поскольку у нас нет того же оружия, нет тех же ресурсов. Кроме того, здесь, как и с любым оружием, возникает вопрос: а что будет после войны? Ну хорошо, сейчас вы развернете его против российских медиа — а дальше что? Ведь потом оно может развернуться уже против вас…

А значит — надо действовать как-то по-другому. И я считаю, что единственный ресурс, который у нас есть — это правда. Спокойная, нейтральная подача правдивой информации.

Алексей Голубков, Москвы








Связанные темы и персоны