Календарь новостей
«    Июль 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Обсуждаемое за месяц
Последние публикации
Гопник из подворотни ...

Спикер Госдумы Вячеслав Володин отреагировал на заявление властей финского ...
  4.07.2022   19300    30

Богатым – льготы, а ...

«У Мавлиевых – ТЦ, у Назарова – ТЦ». В Башкирии возмутились решением властей ...
  3.07.2022   19620    38

Токаев дипломатично ...

Я так понимаю, что в Кремле уже и сами не рады, что единственным иностранным ...
  20.06.2022   38804    156

Родина — не «жопа ...

Суд в Петербурге вернул составителям материалы дела против Шевчука. ...
  30.05.2022   38625    599

Что делать, если ничего ...

800 человек согласились вступить в башкирский батальон генерала Шаймуратова. ...
  27.05.2022   35210    149

Человеческие отбросы ...

В Уфе Элвин Грей и звезды Башкирии выступят в поддержку ДНР и ЛНР. ...
  25.05.2022   30793    54

Не везет Башкирии на ...

От должности отстранен главный борец с коррупцией Уфы. Два года назад ...
  20.05.2022   14130    24

Шевчук: «Родина — это не ...

Лидер российской рок-группы "ДДТ" Юрий Шевчук выступил с эмоциональной речью о ...
  19.05.2022   42981    187

Путинизм — это и есть ...

Глава Чечни Рамзан Кадыров призвал не ждать мобилизации, а «мобилизоваться» ...
  18.05.2022   19471    30

«Москвич» из говна и ...

Собянин анонсировал возрождение производства «Москвичей». ...
  16.05.2022   38159    116

Читаемое за месяц
Архив публикаций
Июль 2022 (2)
Июнь 2022 (1)
Май 2022 (8)
Апрель 2022 (7)
Март 2022 (6)
Февраль 2022 (8)

Залп по башкирскому батыру?

0



Залп по башкирскому батыру произвел доктор исторических наук В. Мауль из г. Нижневартовска, заявив: «Десалаватизация республики неминуема!»

Залп по башкирскому батыру?


Резонанса, правда, сей залп не имел. Но это – единственный прецедент, когда столь странную кампанию (десалаватизация!), не разобравшись, поддержал (в единственной, правда, статье) человек, обладающий историческим образованием и даже ученой степенью. Это – исключение из правила, пусть и малоизвестное как широким народным, так и узким научным кругам. Поэтому нелишне представить оппонента.

Виктор Яковлевич Мауль – специалист по культурологии пугачевского бунта, т. е. его восприятию в русской литературе и народных представлениях.

Широкой публике известен по очерку «Архетипы русского бунта XVIII столетия» в сборнике историко-литературных произведений «Русский бунт».

(Авторство сборника представлено оригинально: А. Пушкин, М. Цветаева, В. Мауль, через запятую.) Его диссертация и ряд статей посвящены отражению Смуты в русской смеховой культуре. Они нередко оригинальны, интересны и совпадают в основных тезисах со взглядами на Смуту как социокультурное явление, высказанными нами. Так что здесь нам с уважаемым культурологом спорить не о чем. Но вот статья, которую он имел неосторожность опубликовать в Интернете, к прискорбию, не только не содержит ничего из его собственных исследований, но и в ряде моментов прямо им противоречит. Возможно, потому, что уважаемый автор взялся за предмет, никогда не являвшийся областью его научных интересов.

Исследования В. Мауля о пугачевщине – вклад не в историю, а скорее именно в культурологию вопроса. Событийная, историческая сторона пугачевщины в его работах – только фон, собственно объектом исследования она не является. Правомерно ли, например, рассмотрение столь сложного процесса, как Смута, без учета вошедших в нее национальных вооруженных движений, в особенности – массового выступления служилого народа – башкир, без которых она просто не состоялась бы как явление? На 412 страницах работы уважаемого В. Мауля о пугачевщине имя Салавата Юлаева не упоминается ни разу, и вообще сведений о ходе событий на Южном Урале того периода в тексте немного. Об участии башкир – еще меньше, их как бы нет. Как ни странно, это не снижает новизны работы, – событийная сторона пугачевщины освещена хорошо и давно, например, по событиям в Башкортостане – И. Гвоздиковой, и В. Мауль уверенно доверился суждениям специалистов, занявшись иным, собственным, направлением изысканий.

Но поскольку по их результату его мнение отныне освещено авторитетом доктора исторических наук, попробуем разобраться в них отдельно.

Строго говоря, его статья о «десалаватизации» научной статьей также не является, – вывешенная в Интернете, со ссылкой на самый маргинальный политический сайт (находящийся ныне под уголовным преследованием за разжигание межнациональной розни), вне рецензируемых журналов или публикаций, она написана в научно-популярном стиле. Чего стоит одно название: «Десалаватизация...». Сразу вспомнилось классическое, булгаковское: «остолбенев от этого слова "пилатчина", я развернул третью газету». Но не будем придираться к названиям. Начнем с методологических искажений, они важнее.

Начинается статья заявлением, которое не худо бы помнить всем, кто пишет на эту тему: «Салават Юлаев безусловно национальный герой башкирского народа». С безусловностью данного факта автор статьи не спорит. Но весь последующий текст – попытка оспорить изначально признанное безусловным. Постмодерн, господа, никуда не денешься. Некогерентность стала не признаком низкой квалификации – но, напротив, родовым свойством не только популярных, но и научных текстов многих и многих авторов, включая весьма именитых и талантливых (вспомним «историко-просветительский» проект А. Буровского).

Далее используется прием, который в научном споре является просто некрасивым, – критикуется утверждение, которое никто не защищает, тезис, просто не соответствующий истине. «Однако не надо забывать, что в нашем общем многоквартирном доме дружбы проживают представители 130 национальностей, и заставлять их покланяться (так в тексте. – А. Б.) башкирскому символу незачем». Я был бы весьма признателен, если бы мне указали, кто, когда и кого заставляет поклоняться башкирскому символу. Памятник работы С. Тавасиева по определению объектом поклонения не является – это именно памятник, буквально – скульптура для памяти, а не идол, как и памятник в центре города Салавата. От премии или ордена имени Салавата, насколько мне известно, не отказывался пока ни один человек без различия национальной принадлежности, пользоваться улицей или проспектом Салавата Юлаева – также. Свежий пример первого – удалые хоккеисты «Салавата Юлаева», к неистовому восторгу всей Башкирии ставшие чемпионами России – 2008.

Что касается «башкирскости» этого символа, то именно достижением отечественного культурогенеза ХХ века я считаю положение, когда «башкирские символы» стали разделяться всеми «представителями 130 национальностей», а не только башкирами, когда русские учатся уважению к памяти башкирских батыров, а башкиры – к памяти Суворова, Кутузова, Рокоссовского. Казалось бы, эту точку зрения поддерживает и уважаемый В. Мауль: «При этом не стоит отделять или противопоставлять историю отечественную и историю башкирскую. Последняя – органическая часть первой». Но, к сожалению, общий смысл его статьи противоречит ее же отдельным фрагментам.

«Общественные круги», на сайте которых опубликовал цитируемую статью д-р Мауль, добиваются как раз обратного: чтобы между башкирскими и русскими национальными героями вновь легла непереходимая пропасть, закрытая было трудом нескольких поколений, чтобы разошлись у людей представления о хорошем и должном. Однако не следует забывать, что без малого сотню лет Салават был героем не только башкирского народа, но и символом всего «нашего общего многоквартирного дома дружбы», если иметь в виду Башкирию, Башкортостан, будь то в рамках БАССР или РБ, – насколько мне известно, территориальные и культурные рамки нашей республики не изменились от переименования. Символом этой самой дружбы «130 национальностей», причем символом общесоюзного масштаба.

Это и отличает его образ от образов героев предшествовавших башкирских восстаний: про Сеита Садиира или хана Карасакала действительно можно было сказать, что они являются героями башкирского, но никак не русского народа, и заставлять русских поклоняться Сеиту, который «многие тысячи христиан победил» (Рычков, 1999. С. 53), было бы бестактно. Не считая, опять же, такой мелочи, что ни Салавату, ни кому-либо иному в Башкортостане поклоняться никого не заставляют: во-первых, это не идолы, чтобы им поклоняться, это просто исторические образы (и напоминающий о них памятник). Во-вторых, не хочешь – не поклоняйся, проблем-то. Именно поэтому Степан Злобин и противопоставил в своем романе Салавата Карасакалу (это был именно авторский шаг, поскольку башкирская народная традиция, наоборот, прославляла их в одном ряду (баит «Караhакал менен Салауат»)).

И 70 лет имя Салавата – на башнях танков, на страницах фронтовых листков, в боевых песнях Башкирской гвардейской дивизии – объединяло башкир и русских, татар и чувашей – вместе, кроваво и дружно рвавших общего врага с яростью «свирепого Салавата». Имелись ли для этого «научные обоснования»? А как же! Такие, которых не может не знать доктор исторических наук В. Мауль, справедливо высоко оценивший вклад в историографию И. Гвоздиковой. Следовательно – и вклад ее предшественников: Н. Демидовой, Р. Овчинникова, В. Мавродина, Ю. Лимонова и других советских историков. Это подтверждается и высокой оценкой, данной В. Маулем означенным исследователям пугачевщины в его докторской диссертации (Мауль, 2005. С. 13). И все перечисленные историки считали – основания для признания Салавата Юлаева героическим персонажем истории Отечества присутствуют в избытке. Считать, что столь высокая оценка Салавата означенными историками диктовалась только «советской идеологией», – значит не считать их историками вообще – они специализировались именно по означенному периоду. Прием не просто ненаучный, но и пошлый, – соболезнующе списывать не понравившуюся тебе позицию на «советское прошлое», а не на собственное мнение выразившего его ученого.

Каковы же эти основания, если не брать в расчет «классовой борьбы» (героем которой сотник и сын старшины Шайтан-Кудейского юрта Салават-батыр Юлаев действительно не был – вот здесь идеологизацию еще можно найти, – ибо не относился пугачевский бригадир к «эксплуатируемому классу»)?

Башкирские боевые вожди прошлых веков были скорее героями башкиро-русских войн (А. Доннелли, П. Рычков, В. Татищев). Салават – напротив, участник российской гражданской войны. Безусловно, что массовое участие в русской гражданской войне есть показатель активной интеграции не в какое-нибудь, а именно в российское общество – в данном случае, в качестве весьма автономного элемента, но ведь до Салавата и этого про башкир сказать было нельзя. Салават воевал уже не с русскими, а с одними русскими и башкирами против других русских и башкир. По политическим, а не этническим (и не социальным, в отличие от своих «союзников» из мужицкой «голытьбы») признакам! То, что башкир за ним пошло явное большинство, дела не меняет (точнее, меняет только для башкир: именно поэтому он – их национальный герой) – русские пугачевцы также постоянно и намного превосходили в численности своих противников (причем вели карателей в подавляющем большинстве «немцы» на имперской службе – Билов, Рейнсдорп, Фрейман, де Колонг, Михельсон, Диц), поэтому русско-башкирской войной пугачевщину уже никак не назовешь.

Именно поэтому Салават-батыр стал первым башкирским героем, которого смогли принять отечественная историография и общественное сознание в качестве не только башкирского, но и русского символа. Посмотрите на успех того же романа «Салават Юлаев», одноименного кинофильма в советские годы! Что, Злобин не сообщал факта сожжения Салаватом заводов и деревень при них (населенных, конечно, не башкирами)? Сообщал! Естественно, смягчая натуралистические подробности в соответствии с общепринятыми тогда культурными нормами.

Между прочим, нормами, опиравшимися на многовековой культурно-исторический опыт многострадальной России. Опыт, позволивший советской цивилизации сделать то, что не смогла (и на чем сломала свой хребет) Россия дореволюционная, – а именно донести до самых широких масс достижения элитарной «высокой культуры», когда мальчишки из аулов Башкирии и Дагестана, заимок Алтая и яранг Чукотки зачитывались русской классикой (и собственной, и зарубежной – в великолепном переводе Маршака, Чуковского, Симонова). И вырастали – Рами Гарипов и Расул Гамзатов, Василий Шукшин и Юрий Рытхэу! А вот к 1917 году преодолеть культурный раскол «европейских верхов» и «традиционных низов», пронзивший душу России, не успели, и раскол привел к развалу империи.

Советская культура, преодолев к 1930-м годам стихию бунта, наложила табу на размазывание грязи и крови по страницам книг. Результат – при всей бедности и жестокости быта, при несравнимо тягчайших по сравнению с Первой мировой войной поражениях Советский Союз выстоял и победил во Второй мировой войне. Потому что, в отличие от Первой, ее не только объявили, но и приняли все народы страны как Великую Отечественную.

Но уходят последние свидетели этой Победы, люди, воспитанные и победившие на соблюдении норм той культуры. Грязь и кровь (только не своя!) приятно щиплет пресыщенные, расслабленные души, нуждающиеся во внешних стимуляторах, – и наши «борцы с культами» занялись этим прибыльным бизнесом, блудливо хихикая и потирая ладошки. Сначала в столицах, ныне докатилось и до Башкирии.

Полюбуйтесь, г-н Мауль, кого Вы защищаете, кого доверчиво назвали «историком» лишь на основании его собственных представлений о самом себе.

Может быть, уважаемый д-р Мауль просто перепутал С. Орлова, провинциального публициста с претензией на скандальность, с настоящим историком, исследователем екатерининской эпохи А. Орловым? Тем самым, который по поводу новых веяний в историографии пугачевщины предупреждал: «Избавляясь от схематизма и классово-узких оценок, не впадать в новую крайность в угоду сегодняшним политическим страстям» (А. Орлов, 1994. С. 174)?

А. Бердин, советник председателя Всемирного курултая башкир, газета «Истоки» (орган печати Правительства Башкортостана)
Оригинал публикации

Справка УЖ: Опрос читателей Уфимского Журнала показал следующий результат:

Залп по башкирскому батыру?








Связанные темы и персоны

Информация
 
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.