Рейтинг публикаций
Лучшие комментарии дня
Календарь новостей
«    Февраль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829 
Лучшие комментарии недели
Лучшие комментарии месяца
Обсуждаемое за неделю
Обсуждаемое за месяц
Последние публикации
Сам уже в окопе, старый ...

Спикера Курултая Башкирии возмутило отсутствие очередей из желающих пойти на ...
  29.03.2023   29920    3123

Зря карлик ползал на ...

Главные заявления Владимира Путина и Си Цзиньпина по итогам переговоров в ...
  21.03.2023   33502    73

Военный преступник. ...

Международный уголовный суд (МУС), расположенный в Гааге, выдал ордер на арест ...
  17.03.2023   40642    69

Молодежь в гробу видала ...

Глава ВЦИОМ пожаловался, что новое поколение российской молодёжи ставит личное ...
  16.03.2023   16680    32

Пыня пошутил над холопами ...

Путин призвал судей защищать права и свободы россиян. Путин назвал эффективную ...
  14.02.2023   26740    273

Борьба дерьма с мочой ...

Сообщают о неком циркулярном письме министерства обороны, которое предложило ...
  12.02.2023   18203    22

Ублюдочный путинизм в ...

Министерство юстиции России включило в реестр иностранных агентов певицу ...
  11.02.2023   28400    33

Фильм о преступлениях ...

В декабре 2003 года в Башкирии совпали выборы в Госдуму и выборы президента ...
  15.01.2023   17933    252

Утилизация холопов, ...

Путин назвал положительной динамику военной спецоперации на Украине. Президент ...
  15.01.2023   42264    8

Подох этот, подохнет и ...

Сегодня, 11 января, так и не дожив до суда, скончался Муртаза Рахимов. Ему было ...
  12.01.2023   38279    80

Читаемое за месяц
Архив публикаций
Март 2023 (4)
Февраль 2023 (3)
Январь 2023 (5)
Декабрь 2022 (4)
Ноябрь 2022 (3)
Октябрь 2022 (1)

Суверенитет и «татарский» вопрос в Башкортостане

0



22 года назад была подписана историческая Декларация о суверенитете Республики Башкортостан. Это повлекло в будущем большие изменения в политическом, экономическом и, что самое главное, национальном плане.

Суверенитет и «татарский» вопрос в Башкортостане


Позиция башкирской национальной интеллигенции (которая считает себя главным автором проекта суверенитета республики), долгие годы кормившая простых обывателей идеей о необходимости национального единства между властной элитой национальных республик и остальным населением, ради сохранения завоеваний суверенитета, на сегодняшний день как мы все видим, потерпела полный крах. Властная элита так и не стала по-настоящему защитницей суверенитета республики.

Суверенитет во многом оказался фактически «пустышкой», «фикцией», за которым ничего не стоит, кроме обогащения представителей этой самой властной элиты, которые ради сохранения своих богатств фактически предали интересы всего населения республики. Партийная номенклатура в большинстве своем так и не была вычищена, и, как итог, в новых условиях переродилась в коррумпированную закрытую касту, которая в отличии от того же КПСС уже не имела никакой горизонтальной связи с основной массой населения. Поэтому сегодня можно с уверенностью говорить о крахе проекта под названием «Суверенитет Республики Башкортостан».

Конечно, в этой связи не стоит говорить о том, что идея о суверенитете, поднятая на волне перестройки в конце 1980-х годов была изначально ложной и потому представляла собой лишь желание небольшой кучки националистов растащить страну на куски, как хотели бы это представить многие. Но неправильной оказалась сама концепция дальнейшего построения этого суверенитета.

Как мы знаем, изначально главной декларируемой целью изменения статуса БАССР с автономного на союзный, было стремление оставить в регионе как можно больше финансовых средств, ежегодно отправляемых в общий бюджет СССР с тем чтобы экономический потенциал республики работал на ее собственное развитие. Это положение, несомненно поддерживали все слои населения республики, и, что немаловажно представители всех национальностей. Однако серьезным фактором в движении за суверенитет стали и внутриреспубликанские межнациональные проблемы, которые резко обострились к концу 1980-х годов. В это время на политическом пространстве республики резко усиливается этническая мобилизация татарского и вслед за ним башкирского этноса. Ущемление национальных прав татар, принявшее широкий размах во времена М. Шакирова, стало главным фактором ускорения этнической мобилизации татар Башкортостана, первые национальные объединения которых появились в Уфе уже в 1988 г. (городской клуб любителей татарской литературы и культуры им Г. Тукая).

Это же послужило первопричиной падения всесильного руководителя Башкирского обкома КПСС М. Шакирова, который был подвергнут критике Е. Лихачевым за проводимую в республике национальную политику. Усиление национального самосознания татар привело к созданию первого в республике национального объединения общественно-политического характера – Татарского общественного центра (ТОЦ), учредительная конференция которой прошла 14 января 1988 г. Начиная с самого момента возникновения татарских общественных объединений и вплоть до сегодняшнего дня их основные требования по удовлетворению национально-культурных потребностей татарского населения региона остаются неизменными и сводятся в первую очередь к возвращению татарскому языку статуса государственного, которым он фактически обладал вплоть до конституционной реформы 1978 г.

В противовес татарскому национальному движению в Башкирии, при поддержке партийных органов был создан Башкирский национальный центр «Урал» (БНЦ «Урал»). Его интересы в обкоме лоббировал А. М. Дильмухаметов, в то время секретарь по идеологии. Уже потом, в 2000-х г., он, осознав свои ошибки и поняв губительность проводимой Рахимовым национальной политики, встал на сторону оппозиции, став чужим для башкирской этнократии. Уже после официального запрета деятельности КПСС в 1991 г, в условиях все большего усиления влияния председателя Верховного Совета М. Г. Рахимова, происходит полная сцепка башкирского национального движения с правящей республиканской элитой (последним «сдался» СБМ, полностью перешедший под контроль Рахимова после разгона его палаточного лагеря в 1992 г.). С этого момента башкирские национальные объединения перестали быть самостоятельными, превратившись в «дочерние структуры» правящей элиты, которые она использовала в кризисные моменты.

Нежелание учитывать интересы второго по численности народа республики и в дальнейшем откровенные попытки «башкиризировать» его, сделали татарское национально движение Башкирии главными критиками проводившейся в республике национальной политики. Это повлекло за собой потерю «легитимности» власти М. Г. Рахимова в глазах более чем 1,3 млн. татар Башкирии. Ярким доказательством этому служит тот факт, что на последних президентских выборах в 2003 г., несмотря на чудовищные масштабы использования административного ресурса, самые низкие показатели кандидатура М. Г. Рахимова получила именно в западных «татарских районах республики.

И сегодня, когда башкирская интеллигенция, находясь в глубоком кризисе, пожинает «плоды» своей политики, сама себя загнав в «пятый угол».

Корни этого кризиса уходят в прошлое, когда, как уже отмечено выше, башкирское национальное движение, полностью слившись с правящей элитой, безоговорочно поддерживала все ее решения и действия, совершенно не учитывая того, что эти действия ни в долгосрочной, ни даже в среднесрочной перспективе не идут в русле подлинных интересов башкирского этноса. В дальнейшем, в условиях смычки властной структуры и башкирских национальных объединений (когда их интересы лоббировались на любом государственном уровне), «тепличные условия», созданные для ВКБ и др. объединений, разрушили способность башкирского национального движения к последовательному отстаиванию своих интересов, находясь в равных условиях с остальными национальными объединениями республики.

Насильно сделать из татар Западного Башкирии башкир так и не получилось, да и глупо было на это рассчитывать, учитывая, что даже царское правительство за почти 300 лет политики насильственной христианизации и русификации так и не смогло уничтожить национальное самосознание татарского народа. Осчастливить башкирский народ, сделав из его далеко не самого благопристойного представителя - богатого австрийского гражданина, также не получилось. Шантажировать федеральный центр угрожающими речами о недопустимости прихода «варяга» на президентский престол, также не вышло, т.к. не было на территории республики ни одного человека, кто был бы готов на деле поддержать прежнее руководство, осуществив на практике эти угрозы.

В итоге практически у населения республики сложилось четкое представление о суверенитете как о о чем-то враждебном его (простого народа) интересам. Таким образом, башкирские национальные объединения всячески поддерживая прежний режим, по сути явились главными «могильщиками» суверенитета, за который они на словах всячески радели.

Главная причина неудачи национальной политики, проводившейся в республике (вплоть до сегодняшнего дня) явился сам неправильный выбор концепции построения суверенитета для Башкортостана. Республиканские власти и их главный рупор в лице идеологов башкирского национального движения задумали строить унитарную автономию в полиэтничной по своей этнической структуре республике. Невозможно было заниматься нациестроительством башкирского этноса, игнорируя национальные интересы других народов республики, в первую очередь, наиболее крупных из них. Т. е. башкирская элита пыталась построить государство для башкир, притом, что само башкирское население в этнической структуре республики составляет менее ¼ населения. А если учесть что башкироязычное население (собственно сами башкиры), без татароязычных башкир (в этнокультурном плане тяготеющих к татарам), составляет и того меньше 16-17 %, то картина получается вполне ясной.

Поэтому, для сохранения каких-то остатков суверенитета и, возможно, ради успешной ресуверенизациии в ближайшей перспективе (этот вопрос находится в прямой зависимости от общей политической ситуации в стране), есть острая необходимость не только в отказе от такой политики (это уже произошло вопреки желанию башкирской этнократии), но в и в смене самой модели башкирского национализма. Пока что сама башкирская интеллигенции находится в глубоком идеологическом кризисе, совершенно не зная, как в дальнейшем реагировать на этот изменения, и она не в состоянии выработать новой стратегии развития башкирского этноса. Яркой иллюстрацией к этой картине служит откровенно лицемерная позиция некоторых башкирских деятелей, которые сегодня превозносят чуть ли не до небес А. А. Дильмухаметова, пытаясь сделать из этого известного политика нового лидера башкирского народа. Те люди, которые еще несколько лет назад, при «Бабае» (Рахимове) поносили его на чем свет стоит, обвиняя то в экстремизме, то в «сговоре с татарами» (кивая на его участие в Координационном совете оппозиции, где балом правили татарские национальные объединения), предательстве интересов башкирского народа и т.д., сегодня пытаются сотворить из него нового мессию.

Когда судили Дильмухаметова, вспоминается, что даже сами башкирские националисты (за исключением единичных попыток «Кук буре») не вышли на его защиту, предпочитая отмалчиваться на сей счет. Когда же, что называется, «приперло», то такая позиция чудесным образом переменилась прямо на противоположную.

А между тем, решение данной проблемы, как всегда, лежит на поверхности. Как отмечено выше необходим слом главной идеологеммы башкирского национального движения о существовании в республике только одного коренного этноса, т.е. башкирского, и во многом вытекающей из этого позиции – изначально башкирском этническом происхождении татароязычного населения западного Башкортостана. Как мы знаем эта идеологема де-факто узаконила политику «башкиризации» татарского населения Башкортостана, в конечном счете вбив серьезный клин в татаро-башкирские отношения.

Наконец смена этой парадигмы позволит, наконец, положительно решить «татарский» вопрос Башкортостана, удовлетворив многолетние чаяния татар республики о государственном статусе для своего языка. Здесь необходимо пояснить, что государственный статус не означает автоматической обязательности изучения этого языка всем населением республики, он лишь дает определенные, подкрепленные государством гарантии для его нормального развития и функционирования ( что в наших условиях вполне достаточно).

Учитывая сказанное отпадет главная мифологема радикально настроенной башкирской интеллигенции - о том, что сам факт государственного статуса татарского языка, якобы, угрожает существованию башкирской нации в целом. Это было-бы возможно лишь в том случае, если бы, к примеру, уровень развития башкирского этноса стоял на одной линии с уровнем развития малых народов Сибири, но это совершенно не так. Татарский народ и её национальная интеллигенция, указывая на ошибочность позиции башкирских националистов, в прошлом не раз предлагали выработать приемлемую модель межнациональных отношений, которая бы удовлетворила обе стороны, но вместо этого слышала только огульную неконструктивную критику, фактически ничего не предлагающую взамен и основанную на старых идеологических, ничем не обоснованных штампах.

Но татарский народ долго не будет держать обиду, он всегда готов к дружбе и сотрудничеству (непременно основанную только на взаимоуважении) во имя общего блага. Поэтому, теперь дело лишь за башкирской интеллигенцией: готова ли она стать более дальновидной и учитывающей реальные интересы башкирского народа или же нет. Без решения «татарского» вопроса, будущее башкирского этноса, как и будущее самой республики - как территориальной автономии башкирского народа (особенно в следствии принятия новой концепции национальной политики в РФ), видится все более призрачной.

Ильнар Гарифуллин, СТМ «Азатлык», г. Казань








Связанные темы и персоны