Рейтинг публикаций
Лучшие комментарии дня
Календарь новостей
«    Май 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
Лучшие комментарии недели
Лучшие комментарии месяца
Обсуждаемое за неделю
Обсуждаемое за месяц
Последние публикации
Сам уже в окопе, старый ...

Спикера Курултая Башкирии возмутило отсутствие очередей из желающих пойти на ...
  29.03.2023   37315    3123

Зря карлик ползал на ...

Главные заявления Владимира Путина и Си Цзиньпина по итогам переговоров в ...
  21.03.2023   30339    73

Военный преступник. ...

Международный уголовный суд (МУС), расположенный в Гааге, выдал ордер на арест ...
  17.03.2023   33527    69

Молодежь в гробу видала ...

Глава ВЦИОМ пожаловался, что новое поколение российской молодёжи ставит личное ...
  16.03.2023   33924    32

Пыня пошутил над холопами ...

Путин призвал судей защищать права и свободы россиян. Путин назвал эффективную ...
  14.02.2023   40867    273

Борьба дерьма с мочой ...

Сообщают о неком циркулярном письме министерства обороны, которое предложило ...
  12.02.2023   18184    22

Ублюдочный путинизм в ...

Министерство юстиции России включило в реестр иностранных агентов певицу ...
  11.02.2023   14999    33

Фильм о преступлениях ...

В декабре 2003 года в Башкирии совпали выборы в Госдуму и выборы президента ...
  15.01.2023   36809    252

Утилизация холопов, ...

Путин назвал положительной динамику военной спецоперации на Украине. Президент ...
  15.01.2023   41658    8

Подох этот, подохнет и ...

Сегодня, 11 января, так и не дожив до суда, скончался Муртаза Рахимов. Ему было ...
  12.01.2023   36717    80

Читаемое за месяц
Архив публикаций
Март 2023 (4)
Февраль 2023 (3)
Январь 2023 (5)
Декабрь 2022 (4)
Ноябрь 2022 (3)
Октябрь 2022 (1)

«Ополченцы» в ожидании протезов

  • Опубликовано: Егерь | 30.05.2015
    Раздел: Новости | Просмотры: 40876 | Комментарии: 29
0



Корреспондент The New Times разыскал частный госпиталь в Ростове, где проходят реабилитацию «ополченцы», потерявшие конечности в боях на Донбассе.

«Ополченцы» в ожидании протезов


Соседство с воюющим Донбассом еще год назад обеспечило Ростовской области все «прелести» прифронтового региона: рев военно-транспортных самолетов по ночам, вереницы боевой техники на дорогах, толпы беженцев и рост преступности. Прекращение активных боевых действий внесло свои коррективы: ростовские пограничники теперь роют рвы на границе, чтобы остановить потоки контрабандного оружия, а вместо автобусов с добровольцами в Ростов за помощью потянулись «ветераны» ополчения. О том, что в Ростове проходят реабилитацию десятки раненых на украинских фронтах, слухи ходили давно. Оставалось только ждать, когда кто-нибудь заговорит. Так оно и вышло. Жители тихого квартала в исторической части города всю зиму наблюдали за подозрительным особняком, возле которого то и дело парковались реанимобили с украинскими номерами и внедорожники. А весной по окрестностям стали бродить хмурые мужики — кто без ноги, кто без руки. Горожане все поняли и позвонили журналистам.

«Мужики, журналисты приехали» «Куратор» Игорь, которого нам удалось разыскать, по телефону предупредил: «Никаких лиц, никаких имен. А так — приезжайте, чего там?» От старого Нахичеванского рынка по 19-й линии мы спускаемся вниз к Дону и через 5-6 кварталов останавливаемся у глухих металлических ворот. Возле дома разгружается «газель» с продуктами — двое шустрых, коротко стриженых молодых людей таскают ящики с тушенкой и крупами. «А можно я ваше удостоверение сфотографирую?» — просит встречающий «старший по общежитию» Владимир.

Во дворе несколько курильщиков удивленно отставляют в сторону сигареты. «Мужики, журналисты приехали», — сообщает Владимир. Дом не отличить от десятков таких же в округе: три этажа красного кирпича, пластиковые окна. Это и есть подпольный реабилитационный центр для пострадавших в боевых действиях. В основном сюда доставляют тех, кто лишился конечностей. И в основном — украинцев. Чужие здесь не ходят То, что это никакой не жилой дом, а самая настоящая казарма, становится понятно с порога. В просторной гостиной мы натыкаемся на первую и едва ли не самую большую палату. Восемь коек — хотя понять, на чем на самом деле там разложены матрасы, сложно. И лишь в углу, блестя облупившейся краской, стоит обычная казарменная двухъярусная кровать. Все места заняты. Очень трудно оторвать взгляд от первой встречной культи, выглядывающей из-под несвежего одеяла, из пустого рукава футболки. Отводишь глаза и натыкаешься на страшную, большую пластиковую ногу в нелепом ботинке. «Тридцать четыре человека», — говорит «вечный дежурный» по столовой, 40-летний одноногий Роман. «Почему я главный на кухне? Да мне вот тоже хотелось бы знать, почему это я», — с напускной серьезностью отвечает он. Сегодня на обед у бойцов борщ, на доске растет гора мелко нарезанной моркови. Сноровка Романа бросается в глаза, но передвижение по кухне на костылях очевидно дается ему с трудом. В углу деловито гудит новенькая стиральная машинка.

Повсюду видны безуспешные попытки наладить быт. Стопки чистого, но не глаженного белья; разнокалиберные пары обуви у стенки; в коридоре стоят сложенными большие армейские носилки и пара инвалидных колясок. В кухне становится многолюдно. «Хотите кофе?» — одичавшие без женского внимания мужики наперебой пытаются ухаживать и, гремя костылями, предлагают на выбор каждый свою историю.

Приведено в сокращении.

The New Times
Оригинал публикации








Связанные темы и персоны