Рейтинг публикаций
Лучшие комментарии дня
Календарь новостей
«    Февраль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829 
Лучшие комментарии недели
Лучшие комментарии месяца
Обсуждаемое за неделю
Обсуждаемое за месяц
Последние публикации
Сам уже в окопе, старый ...

Спикера Курултая Башкирии возмутило отсутствие очередей из желающих пойти на ...
  29.03.2023   22275    2990

Зря карлик ползал на ...

Главные заявления Владимира Путина и Си Цзиньпина по итогам переговоров в ...
  21.03.2023   37859    73

Военный преступник. ...

Международный уголовный суд (МУС), расположенный в Гааге, выдал ордер на арест ...
  17.03.2023   35151    69

Молодежь в гробу видала ...

Глава ВЦИОМ пожаловался, что новое поколение российской молодёжи ставит личное ...
  16.03.2023   16529    32

Пыня пошутил над холопами ...

Путин призвал судей защищать права и свободы россиян. Путин назвал эффективную ...
  14.02.2023   31822    273

Борьба дерьма с мочой ...

Сообщают о неком циркулярном письме министерства обороны, которое предложило ...
  12.02.2023   39453    22

Ублюдочный путинизм в ...

Министерство юстиции России включило в реестр иностранных агентов певицу ...
  11.02.2023   28826    33

Фильм о преступлениях ...

В декабре 2003 года в Башкирии совпали выборы в Госдуму и выборы президента ...
  15.01.2023   12883    252

Утилизация холопов, ...

Путин назвал положительной динамику военной спецоперации на Украине. Президент ...
  15.01.2023   21335    8

Подох этот, подохнет и ...

Сегодня, 11 января, так и не дожив до суда, скончался Муртаза Рахимов. Ему было ...
  12.01.2023   40572    80

Читаемое за месяц
Архив публикаций
Март 2023 (4)
Февраль 2023 (3)
Январь 2023 (5)
Декабрь 2022 (4)
Ноябрь 2022 (3)
Октябрь 2022 (1)

Рауф Нугуманов о Рахимове: «Бог ему судья»

0



Интервью Нугуманова Рауфа, — «Город пока не передал нам ни одной площадки. А площадки Фонду, я считаю, нужно передавать. Без торгов. Иначе доступного жилья не будет. Причем получать землю мы должны с максимальными сетями. Соответствующий порядок уже утвержден»,красиво говорит, ему не дает спать ФЗ№ 94, все хочется строить без аукционов.

Рауф Нугуманов о Рахимове: «Бог ему судья»


Наш собеседник – генеральный директор ГУП «Фонд жилищного строительства РБ» Рауф Нугуманов.

Да-да, именно тот, который. И – которого. Тогда, при прежнем. А теперь, при новом, – руководство серьезнейшей структурой.

«Серьезнейшей» – не журналистский штамп. О дееспособности власти судят не по тому, что она в очередной раз вслух подумала, а насколько реально человеку новоселье справить, и в каком состоянии дороги. Если эти проблемы решаются, значит, и с экономикой все нормально – есть у людей работа, выплачивается зарплата, перечисляются налоги.

Все это всем хорошо известно. Почему же у нас в России традиция такая – периодически наверстывать то, что предыдущие правители упустили? Если не сказать – завалили, напортачили?

О Фонде в последнее время недобрая слава гуляла. Сплошные откаты, кидалово. Из структуры, созданной для решения пресловутого квартирного вопроса, она превратилась в финансовый заповедник определенного круга лиц. Вследствие чего катастрофически отстала от своих соседей по объемам сдаваемого жилья.

И вот для того, чтобы вернуть Фонду честное имя, генеральным назначается бывший мэр Уфы. О котором тоже разное судачили. В прессе его чуть ли не уголовником называли.

Но хорошо смеется тот, кто смеется последним. Нугуманов уже год как реанимирует надежды нуждающихся в жилье. Небезуспешно. Своеобразным экзаменом для его предприятия стала урманская трагедия, после которой пришлось в авральном порядке возводить дома для погорельцев. С чем Фонд и справился. В сжатые сроки. Не в ущерб качеству работ.

Об этом и о многом другом мы беседуем с Рауфом Самигулловичем - откровенно, без затей и оговорок «не для печати».

Тайны Уфимского двора

- Было бы большой провинциальной глупостью обойти стороной тему вашего номенклатурного «воскрешения» и вести речь исключительно о процентах и «новых рубежах». Как говорится, слишком заметная персона. К тому же, на-сколько я понимаю, глава региона в определенной мере рисковал своим «незапятнанным имиджем», назначая вас руководителем Фонда. Потому что в республике было сформировано общественное мнение в отношении таких, как вы. И многие недоумевали: с чего бы это Рустэм Закиевич двигает вчерашних? С сомнительной репутацией. Так что вопрос у меня к вам следующего толка. Почему оказались за бортом управления и каким образом поступило приглашение вернуться в республику?

- (После паузы.) Это надо?

- Но вы же, извините, не с Луны свалились! А власть должна быть прозрачной. Включая каждого ее представителя. На всех без исключения этажах и уровнях. Да и торжество справедливости в данном случае должно иметь для вас, мне кажется, не последнее значение. Если не считаете себя виноватым.

- Хорошо. Начнем с того, что меня с должности главы города никто не снимал. Я сам написал заявление.

- Почему?

- Припекло. Дело в том, что я всегда сторонился политических игр. И сейчас, кстати, сторонюсь. А тогда складывались хорошие отношения с президентом. Он поддерживал во всех начинаниях. Без чего, согласитесь, работать было бы намного труднее. Тем более, что начинать в ряде случаев приходилось с нуля. Город, как и республика в целом, только-только выходил из кризиса. Еще не везде в полном объеме заработная плата выплачивалась, пенсии, пособия. Где-то их товаром заменяли – бартером, как говорили. Поэтому недовольства со стороны трудовых коллективов было еще много. Естественно, по каким-то ситуациям я вынужден был напрямую обращаться к Рахимову. Чтобы время выиграть. А в Уфе, если помните, в тот непростой для нее период удалось активизировать строительство многоквартирных домов – в микрорайоне Сипайлово, приступили к сносу ветхого жилья. Надо было форсировать сроки, выходить из прорыва. Но кое-кому из окружения Муртазы Губайдулловича моя тактика пришлась не по душе.

Мол, молодой, а уже через наши головы лезет. Неспроста. Не иначе, наверх метит. Эти разговоры до меня доходили. Но не придавал им значения. А тут еще Урал Муртазович надумал себе переподчинить. Что не представляло для меня ровным счетом никакого интереса. И однажды сказал ему: я должен проблемами столицы заниматься, а не раскатывать по другим городам. И вообще, меня президент назначал. Перед ним и должен отвечать.

Понятно, эти слова были восприняты как вызов. Между отцом и сыном состоялся, полагаю, соответствующий разговор. Ну, и шептуны постарались: внушили первому лицу, что я как глава города не тот человек.

Поначалу я наивно полагал, что партийная эпоха с ее бесконечными интригами безвозвратно ушла в прошлое. Увы, степень коварства системы я недооценил. Работать не дали. Ничего не оставалось, как написать заявление. Но моего демарша все равно не простили. Даже после того, как согласился на должность генерального «Тепловых сетей». Продолжились обвинения в моей некомпетентности, профессиональной несостоятельности. А делалось это с единственной целью: прибрать предприятие к рукам, взять под контроль 4,5 миллиарда активов. Оно же тогда имело статус муниципального, считалось одним из лучших в России. За год менялось40 километровкоммуникаций. Но после того как попало под крыло «Башкирэнерго», начало разваливаться. Сегодня по республике такой цифры нет. И я боюсь, что у нас зимой могут возникать аварийные ситуации. С отключением тепла в квартирах. Ведь еще в начале 2000-х изношенность трубопроводов перевалила за 60 процентов. Я еще пытался что-то делать, скорее всего – по инерции, но пошла яростная атака в СМИ. Я продал квартиру, которую предоставил президент и за которую я ему благодарен, и уехал с семьей в Подмосковье. Долго не мог устроиться на работу. Всякий раз, как только договаривались, незамедлительно следовал отказ. Потому что был звонок из Уфы. Так меня три года мариновали. А потом подвернулся случай, и я встретился с Рахимовым. С час примерно проговорили. Я убеждал его в том, что во власть никогда не рвался и не рвусь, что нет у меня своего бизнеса, чемоданов с деньгами. В противном случае эти факты уже давно бы всплыли – следователи были озадачены соответствующим образом. Муртазе Губайдулловичу хватило мудрости дать другую команду. И от меня отстали.

Как нас Казань обогнала

- Он увидел в вас конкурента?

- Не исключено. Хотя планов у меня на этот счет, повторяю, не было. Бог ему судья. Он многое для республики сделал. Во всяком случае, эти двадцать лет из истории не выкинешь. Лично я не в обиде. Все рассосалось.

- Интересный момент обращает на себя внимание с психологической точки зрения. Почему воспротивились намерению Рахимова-младшего? Могли бы подыграть. И на два фронта действовать.

- Я же сказал: сторонился и сторонюсь политических игрищ. Характер такой. Я из простой рабочей семьи. Рано женился. Юлить не привык. Работа – самое главное. Времени потерянного, конечно, жаль. Мог что-то полезного сделать за эти семь лет.

А потом опять был звонок. Но уже с просьбой приехать. Сказали: готовы предложить работу. Ответил: согласен на любую. В результате возглавил Фонд.

- Все мы, по большей части, родом из СССР. Как относитесь к тому, что принято называть рыночными реформами?

- Оглядываясь назад, следует признать: ошибок наделано предостаточно. Возможно, ко многим демократическим вещам мы просто не были готовы. Не зря губернаторов начали назначать. Используя опыт Башкортостана, между прочим.

Но сегодня глава региона не в состоянии влиять в полной мере на положение дел на вверенной территории. Ему просто отпускают по разнарядке полагающиеся средства – и все. Назрела необходимость корректировок бюджетных отношений. Испытанная временем формула «пятьдесят на пятьдесят» вызывает, по-моему, исключительно ностальгические чувства. Не случайно Дмитрий Анатольевич Медведев вернулся к этому вопросу, обозначив свою принципиальную позицию: возникший на местах дефицит власти служит серьезным барьером на пути дальнейших экономических преобразований.

- Для чего у нас создан Фонд жилищного строительства? Вопрос может показаться странным, но он тоже назрел: простому смертному его услуги явно недоступны.

- Фонд в Башкортостане создавали в мою бытность мэром Уфы. Несколько раньше, чем в Татарстане. Для чего? Чтобы решить проблему доступности жилья. Но схема, по которой Фонд начал работать, впоследствии была нарушена. Возобладали вложения в коммерческие проекты явно сомнительного свойства. Открылись филиалы в соседних регионах, например. То есть туда переправлялись деньги наших жителей, которые вкладывались в жилье. Стали строить паркинги, стоянки и т. д. Короче, начали уходить от изначальной идеи. А заключалась она в следующем. Возводится дом, человек делает взнос, вселяется и постепенно расплачивается. Простая, нормальная практика.

- Существовавшая уже в советское время.

- Совершенно верно. Фонд не задумывался по образу и подобию бизнесструктуры. В него не закладывалась прибыль как таковая. Предусматривались расходы только на содержание аппарата и удовлетворение потребностей граждан. Но этот принципиальный подход извратили. В Фонде начали делать деньги.

- Неужели никто ничего не видел?

- Соблазн – страшная сила. Предполагалось, что председателем попечительского совета будет президент, который бы оградил Фонд от влияния всевозможных структур. Но этого не произошло. Итогом многолетних махинаций стали долги в виде бюджетных кредитов в размере более трех миллиардов рублей.

- А судьба Фонда в Татарстане?

- Казанцы переманили наших сотрудников, создали для них условия, поставили задачу. Сегодня у них 50 миллиардов чистых активов. Годовой объем строительно-монтажных работ достиг 15 миллиардов. У нас он не более 3 миллиардов.

Татарстанский Фонд ежегодно вводит по 700 тысяч квадратных метров жилья. Наш – по 160 тысяч. Отмеченный максимум – 300 тысяч. И то это вместе с сельскими малоэтажками.

Когда я все это посмотрел, все это увидел, пошел к президенту, доложил об истинном положении дел, о том, что намерен предпринимать.

- Недавно один умудренный жизненным опытом хозяйственник, оценивая итоги последних лет республики, с горечью заметил: когда соседи экономикой занимались, мы шэжере изучали.

- Может быть, несколько сурово, но по сути верно. Завалов много. Но мы уже переломили ситуацию. У нас уже находится в работе порядка 160 заявлений от жителей республики.

О бакалинском опыте и заветном миллионе

- Что их заинтересовало?

- Условия. Первоначальный взнос – в размере 10–20 процентов от фиксированной цены жилья. У нас оформляется заём – под 8 процентов годовых, покупаете квартиру и рассчитываетесь с Фондом в течение последующих десяти лет.

- Это же банковская система!

- Правильно. Кто сказал, что она нежизнеспособна? Да, банки увидели в нашем лице своего очередного конкурента. Но это же нормально. Каждая структура должна предлагать свое, более привлекательное для населения. Только в этом случае оно выиграет.

- Чем вы привлекаете?

- Минимальным процентом, как я только что сказал. И – более мягкими требованиями к клиенту. Например, при заключении договора с семьей, проживающей в сельской местности, ее совокупный среднемесячный доход может не превышать 15 тысяч рублей. В городе эта планка поднята до 20 тысяч. О чем еще не все, полагаю, знают.

- Сколько вообще нуждающихся? По республике.

- Здесь нет надлежащего учета. Попробовали выяснить – везде цифры разные. У Статуправления – одни, у районных служб – другие. Связано это с тем, что действует достаточно много федеральных программ, ориентированных на определенную социальную группу граждан. А занимаются ими разные ведомства. И нередко получается так, что один и тот же человек может проходить как нуждающийся сразу по нескольким спискам. Вывод: нужна единая электронная база данных. И в администрациях сельских поселений, и в районных должна действовать такая программа. В этом случае каждый будет видеть свое продвижение. К сожалению, еще не все главы этой проблемой озабочены. А когда будем иметь реальную картину, тогда сможем масштабно планировать новое строительство. С учетом распределения социального жилья. Мы от него не отказываемся.

- А что в Уфе, Рауф Самигуллович? Какие подвижки здесь происходят?

- Город пока не передал нам ни одной площадки. А площадки Фонду, я считаю, нужно передавать. Без торгов. Иначе доступного жилья не будет. Причем получать землю мы должны с максимальными сетями. Соответствующий порядок уже утвержден.

- А где у нас лучше других решают жилищную проблему? С участием Фонда, разумеется.

- Я думаю, здесь можно говорить о бакалинском опыте. Руководство этого района, лично глава Александр Георгиевич Андреев берут на заметку каждого и, исходя из конкретной потребности, планируют тот или иной объем строительства. На днях мы сдаем там уже второй трехэтажный дом. Это сорок восемь квартир. Люди поверили местной власти. Глава сообщил, что готов очередной список из сорока желающих и нуждающихся. И мы скоро приступаем к следующему объекту.

Подчеркиваю: никакой коммерции в этом районе у нас нет. Там заняты исключительно бакалинские строители. А это, помимо всего прочего, еще и занятость населения. Фонд же выступает как инвестор.

Если бы в каждом районе главы проявляли такое неравнодушие к людям, такое стремление к сотрудничеству, мы бы уже шагнули далеко вперед.

- Кстати, если бы Фонд и прежде оставался инструментом для решения жилищных проблем населения, если бы была сохранена его направленность, сколько сдавали бы «квадратов» сегодня?

- Наверное, под миллион. На него и ориентируемся в самом ближайшем будущем.

- Скажите, почему в России уже почти сто лет пытаются снять с повестки дня квартирный вопрос и никак не получается? Что думаете по этому поводу? Как строитель.

- В прежние годы акцент делался на бесплатном жилье. А оно таковым не может быть. В силу экономических обстоятельств, с которыми государство обязано считаться. Сегодня не материалы нужны – в них недостатка нет, нужны схемы сооружения домов и реализации квартир – реальные, адекватные платежеспособности основной части граждан. У нас же до сих пор финансовыми услугами в плане улучшения жилищных условий пользуется узкая прослойка населения. Наиболее состоятельная. А у банков на первом месте не люди, а риски, их защита. Вот и страхуются, ограничивая круг потенциальных клиентов.

- Но вы же, ваш Фонд тоже рискует!

- А государство должно рисковать! Если риск оправдан и все просчитано. И если за такой попыткой – конкретные нужды конкретных россиян.

Объединять должна не только беда

- Так получилось, что недавно пришлось побывать в нескольких микрорайонах Уфы, представленных серыми «хрущевками» и такими же панельными девятиэтажками. Это же ужас какой! Разрушаются подъезды, в хлам разбитые дороги. В Зеленой роще, в Инорсе, в Черниковке. Что делать с этим наследством усопшего социализма? Который год предлагают надстраивать такие коробки, тогда как их, на мой взгляд, следует сносить. Как это делают на Западе, избавляясь от всего, что портит внешний вид.

- Смею вас заверить, что сносят там далеко не все и не везде. Все определяется экономической целесообразностью. Видели в Восточной Германии? Проводится так называемая санация жилья – определяются по каждому дому и применяют новейшие технологии осовременивания здания.

- Я в Западной видел. За счет средств муниципалитета маленького городка ремонтируют деревянные двухэтажные дома, построенные в начале восемнадцатого века. Они выглядят как игрушки. И люди в них живут. С удовольствием. Поддерживая, разумеется, чистоту и порядок.

- Но у нас-то казна не та! И где, скажите, простой жилец, особенно пенсионер, возьмет средства для замены труб, кровли? Поэтому надстраивание «хрущевок» – выход из тупиковой ситуации. Мы еще в 1996 году в Советском районе Уфы, где я тогда работал, начинали это дело. Но проект не случился. По не зависящим от нас причинам. Хотя жильцов в целесообразности такой реконструкции убедили.

В этом случае перестанем и улицы топить – много тепла еще уходит через окна, стены. Так что такие работы окупятся. А отношение людей к своему дому, к своему подъезду изменится. Оно уже меняется. Жильцы смотрят, кто пожаловал, кто что делает на площадках. Это вопрос времени.

- Почему в городе продолжают лепить новые многоэтажки впритык к существующим? Почти окно в окно получается. У нас что, места мало? А в райцентрах? Тоже вклиниваются меж домами, ставят коробки и быстро продают. А ведь случись, не дай Бог, пожар, туда ни одна машина не пробьется. Такое ощущение, что этот процесс никто не контролирует.

- А это и подчеркивает порочность нашей системы, от которой мы еще не избавились, ее коррупционную составляющую. Освоение территорий должно быть комплексным. И только. За счет уплотнения кто-то наживается, игнорируя планы застроек. А иногда и без их утверждения начинают работать.

Но дело здесь, должен заметить, не только в желании соблюдать установленные нормы и законы. Очень много времени уходит от момента написания заявления до выдачи разрешения.

- Сколько?

- Минимум – год. Это в лучшем случае. В худшем волокита может растянуться на все три года. И такое положение у нас – тоже своего рода норма. Есть регламент прохождения документов. Но он не отвечает требованиям сегодняшнего дня.

- Последний вопрос, Рауф Самигуллович. Фонд протянул руку помощи урманским погорельцам. Все довольны?

- Как будто бы да. Эта беда всех нас объединила. Каждый понимал: людям надо где-то жить, а 1 сентября вести детей в школу. И президент к тому же поставил предельно ясную задачу. От зари до зари работали. В три смены. Видеокамеры установили. Чтобы все видели, что и как делается. В два месяца уложились. А если бы как обычно строили, с согласованием всей документации, думаю, и к весне не управились бы. По этой причине я в свое время, будучи мэром, и выходил напрямую на президента.

- Когда же мы соорганизуемся?

- Плохо, что только беда всех нас сплачивает. Объединять должно и стремление к хорошей, достойной жизни.

УТ








Связанные темы и персоны